location-icon
6 марта 2024, в 12:25. Автор: NPR.BY

«Без Октябрьской революции не было бы России» — Пётр Петровский о роли «Красных, белых и голубых»

Странные происходят в России ретроспективные дискуссии. Все о прошлом да прошлом, но ничего о будущем. Более того, подобные дискуссии отдают душком десоветизации и переписывания истории. Это переписывание иногда входит в такой раж, что ставит под сомнение целые пласты достижений прошлых эпох.

Возьмем к примеру огульное охаивание Ленина, которое нынче так модно в некоторых кругах. Его обвиняют, что истерзал Россию и русских во имя утопии. И здесь сразу же забывают о всеобщем образовании, которое и привило русскость большинству жителей России. Обвиняют Ленина и в искусственном создании белорусов, украинцев; в политике развития, а не ассимиляции национальных окраин. Т. е., находятся те, кто выступает за ассимиляцию других народов. Последняя фактически означает ликвидацию этнического и культурного многообразия и проведения англо-саксонской колониальной логики в рамках российской государственности.

С другой стороны, идёт фанатичное воспевание Российской империи и белогвардейцев. Однако эта периферия западного мира ни чем хорошим не отличилась. Происходила вестернизация России по западному образцу, преклонение её элит перед западными культурами. Во внутренней политике не решался вопрос индустриализации. Имелось засилье иностранного капитала и закредитованность. Расслоение между дворянством и мужиками превращалось в отчуждение одних от других. На белорусских землях ополяченный шляхтич для императора был ближе простого мужика, а польский язык в образование ввёл именно российский царь своим указом от 1801 года.

Справедливости ради, сословная солидарность российского двора со шляхтой сыграла не единожды злую шутку. Однако до последних дней в Российской Империи простой мужик никогда не имел столько прав сколько шляхтич и не был он ровней Радзивиллам или Войниловичам. Единственное, чего удалось достичь в дореволюционной России на белорусских землях, это отменить брестскую церковную унию. Но инициатива, опять же, исходила не от государства, а от самого священства.

В общем Российская Империя представляла собой отсталый клубок социальных, экономических, этнических и религиозных противоречий на периферии западного мира.

Второй момент - это Российская Республика образца февраля 1917 года. Это чудо было апогеем прозападности. В нем не должно было остаться и близко ничего самостоятельного. Эта либеральная, голубая империя должна была окончательно унифицировать Россию с Западом. Понятно, что какие-нибудь навальнисты и иные булкохрусты сегодня могут вздыхать и включать сослагательное наклонение о России, которую они потеряли.

После либералы-февралисты соединились с монархистами в общем белом порыве и ничего умнее не придумали, как быть проводниками западных правительств, поддерживать интервенцию и борьбу Запада против Советской России.

В этой ситуации следует признать, что без Октябрьской революции не было бы России. Красный проект избавил Россию от западного ига. Но не до конца. Ментальная зависимость и привязка остались. Они и возобладали после смерти Сталина в отказе от мировой революции, в концепции мирного сосуществования, разрядки и конвергенции, а далее - перестройки и реставрации западного строя.

Сегодняшнее СВО содержит в себе глубокое противоречие. Неудовлетворённость отказом Запада принять Россию заставляет Москву вести СВО, чтобы перезагрузить отношения с Западам. Ментальная тяга к справедливости и Евразии говорят Москве о необходимости использовать СВО для полного отказа от Запада. Что в этой диалектике в результате восторжествует?

Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции "Нашего Портала"

—***—
Читайте нас в Яндекс.Дзен и Google News. Присоединяйтесь!
Хотите поделиться интересной новостью? Отправьте ее нам в телеграм-бот.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER.