location-icon
4 ноября 2022, в 13:00. Автор: NPR.BY

Какой быть идеологии белорусского государства: что ранее об этом говорил Президент?

Новая редакция Конституции Республики Беларусь, принятая в феврале 2022 года, предусматривает понятие идеологии белорусского государства. Вследствие этого, вероятно, в скором времени необходимо ожидать разработку и принятие нового Закона о государственной идеологии Беларуси. Какой ей быть? Предлагаем ознакомиться с текстом программного выступления Президента по этому вопросу, которое, хотя и было произнесено уже довольно давно, однако и сейчас не только не устарело, но и, наоборот, становится всё более актуальным.

Иллюстрация: из открытых источников сети Интернет

О необходимости разработки государственной идеологии в Беларуси речь ведётся довольно давно, ещё с первой половины 2000-х годов. Тем не менее, несмотря на существование в стране идеологической вертикали и курсов по изучению идеологии белорусского государства в учреждениях образования, сама стройная идеология как таковая за всё это время не была выстроена. Собственно, это неоднократно признавал и сам Президент Александр Лукашенко.

Вместе с тем, в новой редакции Конституции Республики Беларусь, принятой на республиканском референдуме 27 февраля 2022 г., была значительно переработана статья 4, в результате чего в Основном Законе суверенной Беларуси впервые появилось прямое указание на наличие обязательной общегосударственной идеологии. Сейчас статья 4 Конституции выглядит так:

“Демократия в Республике Беларусь осуществляется на основе идеологии белорусского государства, а также многообразия политических институтов и мнений.
Идеология политических партий, религиозных или иных общественных объединений, социальных групп не может устанавливаться в качестве обязательной для граждан”.

Таком образом, Конституция определяет, что – при наличии многообразия мнений и идеологий политических, религиозных и общественных субъектов – существует также единая общегосударственная идеология. Очевидно, что такая формулировка требует появления чётких и сущностных определений идеологии белорусского государства. Вследствие этого логично предположить, что в скором времени следует ожидать разработки и принятия соответствующего Закона, который и определит основные положения государственной идеологии. Другой вариант, если такой Закон в ближайшее время так и не будет разработан, оставит идеологические и ценностные основания государства без чёткого определения, что повышает риски как идейного вакуума в белорусском обществе в будущем, так и продвижения деструктивных идеологических влияний извне.

В любом случае, дискуссия о том, какой быть белорусской идеологии, в последнее время вновь активизировалась.  Этот процесс выглядит вполне естественным на фоне внесения изменений в Конституцию и иные законодательные акты, которые приводятся в соответствие с Основным Законом, в частности, разрабатываются Законы о политических партиях, гражданском обществе и Всебелорусском народном собрании.

Между тем, ещё в 2003 г. Президент Беларуси выступил на семинаре руководящих работников по вопросам совершенствования идеологической работы с программным докладом, который является, по сути своей, хорошо выверенным, концептуально завершённым документом. К сожалению, данный доклад и высказанные в нём тезисы не фигурируют в современных дискуссиях об идеологии белорусского государства. Тем не менее, сформулированные в докладе положения являются, на наш взгляд, одной из наиболее удачных по содержанию и хорошо сформированных основ для выработки белорусской идеологии.

Предполагая конструктивное сочетание элементов консерватизма и социализма, отвергая чуждый национальным интересам либерализм, представленная в докладе Президента идеологическая концепция направлена на построение и укрепление суверенной Беларуси с учётом белорусских традиционных ценностей и геополитических реалий. При этом важная роль в развитии белорусского общества отводится принципам социальной справедливости, коллективизма и общественно полезного труда. В качестве важнейших опор человека и общества называются семья, Церковь и трудовой коллектив. Несмотря на прошедшие со времён публикации доклада годы, сформулированные в нём идеи актуализируются всё сильнее и могут – при их дальнейшем развитии и обработке в соответствии с потребностями текущего времени и стратегических целей – уже сейчас лечь в основу идеологии белорусского государства.
Предлагаем ознакомиться с полным текстом доклада Президента ниже.

Сильная и процветающая Беларусь
должна иметь прочный идеологический фундамент

Доклад президента Лукашенко на семинаре руководящих работников
по вопросам совершенствования идеологической работы

27 марта 2003 г

Основные части доклада:

  • Основы белорусской государственной идеологии
  • История становления идеологии независимой белорусской государственности
  • Беларусь и белорусы в современном мире. Мировоззренческая основа белорусской государственной идеологии
  • Основные идеи политического, социально–экономического развития Беларуси
  • Система идеологической работы
  • Культура и идеологическое воспитание
  • Государственная идеология и общественные объединения
  • Государственная идеология и средства массовой информации
  • Духовные опоры человека - семья, церковь, коллектив

Уважаемые товарищи!

Общество не может существовать без целостного свода идей, ценностей и норм, объединяющих всех граждан. Государство без идеологии, как и человек без мысли, не может жить и развиваться, тем более противостоять внутренним и внешним угрозам и вызовам

Идеология для государства - то же самое, что иммунная система для живого организма.

Если иммунитет ослабевает, любая, даже самая незначительная, инфекция становится смертельной. Точно так же с государством: когда разрушается идеологическая основа общества, его гибель становится только делом времени, каким бы внешне государство ни казалось сильным и грозным

Это мы уже пережили, прочувствовали, что называется, на собственной шкуре. На закате советской эры инфекции национализма, бездуховности, потребительства разъели идеалы единой великой державы. Иммунная система не сработала. Советского Союза больше нет. Со всеми вытекающими отсюда последствиями

Если мы хотим видеть Беларусь сильной, процветающей державой, то должны прежде всего думать об идеологическом фундаменте белорусского общества.

В своем докладе я, возможно, не дам исчерпывающие ответы на все существующие в этой сфере вопросы. Многие из них относятся к ряду "вечных" и занимают умы человечества с момента его возникновения. Но основные ориентиры, необходимые для практики идеологической работы, вы получите

Первая часть моего доклада будет посвящена характеристике белорусской государственной идеологии, ее основных составляющих. Не удивляйтесь, если она будет более похожа на академическую лекцию. Мы еще на первом нашем занятии договаривались, что учеба - это не только наша повседневная практика, которую мы, конечно же, должны обобщать, это и теория, в которую мы должны серьезно вникать. Потому что за суетой обыденных проблем - ВВП, промышленности, сельского хозяйства, удоев, привесов - мы порой становимся "замшелыми" в своем мышлении. И вот это как раз определенная "встряска" для того, чтобы немножко повернуть вас к теоретическим проблемам

Идеология - это та сфера, где надо не приказывать, а разъяснять, убеждать, понимать и верить.

Вторая часть - собственно идеологическая наша работа. Здесь будет все сугубо конкретно и предметно. Мы должны объективно оценить состояние всех звеньев системы идеологической работы и наметить четкую программу действий на будущее.

Основы белорусской государственной идеологии

Идеология - необходимое условие развития общества.

Кстати, надо определиться: как мы будем отныне именовать - "государственной идеологией" или "идеологией белорусского государства"? Ученых много, давайте подумаем, в чем разница между этими понятиями. И если в них есть разница, определимся, как мы будем эти понятия формулировать

Прежде всего давайте определимся, что такое идеология? Определений много. Но попробуем остановиться на одном из них. Идеология - это система идей, взглядов, представлений, чувств и верований о целях развития общества и человека, а также средствах и путях достижения этих целей, воплощенных в ценностных ориентациях, убеждениях, волевых актах, побуждающих людей в своих действиях стремиться к целям, которые мы перед собой поставим.

Идеология имеет свою структуру и складывается из философско–мировоззренческой, политической, экономической и других составных частей

Довольно распространено заблуждение: идеология и идеологическая работа - изобретения партийно–советские, присущие только командно–административной общественной системе.

Поэтому установка на усиление идеологической работы воспринимается как попытка вернуть прошлое (не сомневаюсь, что оппозиционные СМИ именно так истолкуют наш семинар). Но это их право, их дело

Надо признать, что слово "идеология" было основательно "затаскано" (а лучше сказать "заболтано") в пресловутые времена "застоя" и "перестройки". Все мы помним никого не трогающую наглядную агитацию типа "Слава КПСС", идеологические семинары по изучению "Малой земли", "Целины": мероприятия пустые, формальные, вызывающие у кого–то смех, а у кого–то раздражение

Это все было. В нашей памяти оно сохранилось. И вполне объяснимо то, что слова "идеология" и "идеологическая работа" вызывают у многих аллергию

С другой стороны, по прошествии примерно 10 лет, мы сегодня осознаем, что мы потеряли. И я уже об этом говорил, самое главное - мы потеряли хорошо отлаженную жизнью систему идеологической работы. А в советские времена, надо отдать должное, это была неплохая система. И нам не стоило от нее отказываться. Да мы и не пытались отказываться - скорее всего мы пытались сохранить эту систему, избавившись от ненужного балласта, но у нас и этого не получилось. И более всего из–за нашей лености и нежелания в этом направлении работать, а не по причине неподготовленности кадров. Потому что проще надоить, выточить гайки и болты. Поднять экономику проще, чем наладить систему идеологической работы, выстроить ее и получить от нее эффект.

Эта проблема усугубляется нынешним состоянием жизни нашего народа и общества. Народ живет нелегко, ситуация непростая. И в этой ситуации надо идти к людям, надо писать и с экрана объясняться перед людьми. Это сложно

Поэтому, если бы у меня сегодня спросили, что проще - поднимать экономику, ее развивать или наладить систему идеологической работы, я бы ответил, что идеологическую работу делать, создавать, организовывать гораздо сложнее, нежели поднимать экономику. Это связано еще и с тем, что идеологические работники - "исключительно штучный товар". Это должен быть исключительно образованный, харизматичный человек, у него от природы должно быть врожденное чувство идеологического работника. Этот человек должен быть беззаветно предан тем идеям, которые он несет в общество. Он должен в это очень сильно верить. Тогда и слушатели, к которым он обращается, будут его понимать, поддерживать, верить и идти за ним

Соответствующее подразделение Администрации Президента по моему прямому указанию было переименовано в главное идеологическое управление. Скажу откровенно, что в разных кабинетах проходило много дискуссий, разные предлагались названия. Но я настоял на том, что должно называться идеологическим подразделением Администрации Президента. Надо называть вещи своими именами, чтобы люди понимали, что это такое

И мы назвали это управление идеологическим. А уже на областном уровне слово "идеология" мы, наверное, постеснялись использовать: в облисполкомах создали управления информации. Это неправильно.

Информирование - пусть очень важная, но только часть идеологической работы. И таким образом кадры на местах упростили себе жизнь и сузили сферу деятельности.

Не надо сужать проблему и стесняться называть вещи своими именами.

Мы должны открыто, с полным осознанием важности вопроса говорить сегодня об идеологии, о государственной идеологии Беларуси и об идеологической работе.

И надо иметь в виду, что государственная идеология - это не изобретение коммунистов, а атрибут, присущий любому, повторяю, любому государству. Все государства и во все времена опирались и опираются на идеологические принципы, в концентрированном виде выражающие основные ценности своего общества, цели его развития.

Пришло время, и мы это видим, когда уже в супердемократическом государстве, нашей восточной большой соседке, слово "идеология" свободно выговаривают те, кто меня когда–то бомбил и "костылял" за эти нововведения. Они уже спокойно говорят об идеологической работе. Более того. Не только из уст профессионалов в Соединенных Штатах Америки, Западной Европе, но из уст Буша и других руководителей звучит это понятие. Именно в таком виде - идеология, идеологическая работа.

Если говорить о советском времени, то коммунисты довели идеологическую работу до совершенства, но затем так же успешно сгубили ее формализмом или формалистикой.

Между тем в государствах Запада сам механизм идеологического воздействия скрыт от глаз публики. Но по масштабам и широте охвата всех сфер жизни и агрессивности идеологическая работа западного образца ничуть не уступает, если не превосходит советскую практику. Скорее превосходит.

Сегодня утром я посмотрел международные телеканалы, и все они передают встречу Буша в генеральном штабе. У нас в самые застойные времена такого ажиотажа - "Ура, ура, слава!" - мы не слышали и не видели. Такое шоу идеологического плана характерно только для Соединенных Штатов Америки. Посмотрите "Евроньюс", Си–эн–эн, Би–би–си, и вы увидите: они транслируют эту встречу с военными, где все, казалось бы, должно быть сдержанно, взвешенно, в меру. Но нет.

Посмотрите, с каким поистине континентальным размахом ведется идеологическая работа в Соединенных Штатах Америки. Например, "американская мечта", вера в превосходство американского образа жизни, уверенность в праве США "внедрять" демократию по своему усмотрению в любой точке земного шара и любыми методами - все это денно и нощно вбивается в сознание обывателя. Это идеология. Вот их цели, средства и методы, вот формы подачи. А под каждую значимую задачу выстраивается специальная конструкция идеологического обоснования. Для оправдания принимаемых мер задействуются все мыслимые и немыслимые информационные ресурсы. Так сегодня происходит с идеологическим обоснованием войны с Ираком.

Не меньшее внимание уделяется идеологии в других государствах, скажем, в Германии, Франции. Идеологические аппараты этих государств с детства прививают своим гражданам ценности, объединяющие немцев, французов. Воспитывают верность гражданскому долгу.

Независимо от того, кто у власти в Штатах, Великобритании: республиканцы или демократы, лейбористы или консерваторы, идеологические устои остаются незыблемыми. Большинство населения поддерживает власть как институт, видя в ней свою опору и защиту. И никому в США, Германии не придет в голову натравливать на свое родное государство то ли ОБСЕ, то ли другие организации только потому, что не нравится избранный народом Президент.

Устойчивость, точнее, "живучесть" идеологических систем определяется в первую очередь тем, что они создаются не под личности, а под народы, под общества. Для государства будет катастрофой, если его идеология станет меняться с каждыми выборами. Да, роль лидеров велика: "отцы–основатели" Конституции США, Ататюрк в Турции заложили идеологический фундамент своих государств на десятилетия и столетия. Последующие руководители ее только корректируют и подправляют под ситуацию.

И мы создаем белорусскую государственную идеологию "не под Лукашенко", как это внешне может показаться
Государственная идеология "кроится" не под отдельного человека, пусть даже и первого Президента страны, а под наш белорусский народ, с тем чтобы политическая конъюнктура не влияла на общее направление развития белорусского общества. Политики будут приходить и уходить (такова жизнь), а курс политического и социально–экономического развития сохранится. Так происходит во всех цивилизованных странах.

И еще, что нам следовало бы заимствовать в этой сфере у Запада, - идеологию государства надо выстраивать на своем, родном фундаменте. Будучи в здравом уме, француз не захочет перенимать американский образ жизни, немец - российский и так далее. Каждая нация растет и развивается на своей родной идеологической почве. Так же будем делать и поступать мы.

История становления идеологии независимой белорусской государственности

Для того, чтобы двигаться вперед, мы должны четко оценить, на какой точке строительства идеологического фундамента независимого белорусского государства мы находимся.

Белорусы не унаследовали от предков целостной идеологии независимой государственности. Мы по праву гордимся тем, что наш белорусский язык в Великом княжестве Литовском определенное время был официальным языком. Но никому, даже самому ярому националисту, не придет в голову утверждать, что Великое княжество Литовское было самостоятельным белорусским государством со своей белорусской государственной идеологией.

Белорусская Народная Республика, о которой совсем недавно опять кричали оппозиционеры, уже в силу того, что она была учреждена под присмотром оккупационных немецких властей и была фактически создана этими властями, просуществовала считанные месяцы. (Как сегодня планируют в Ираке: победят американцы - они создадут новое государство и выстроят комбинацию, чтобы определить, кто будет руководить этим государством.) В силу этого БНР не могла оставить нам в наследство идеологию белорусской государственности или хотя бы элементы этой идеологии, чтобы мы на нее могли опираться.

Далее белорусы жили в составе Советского Союза с хорошо разработанной марксистско–ленинской идеологией. Она, с одной стороны, признавала право наций на самоопределение, а с другой - считала, что это право для белорусов реализовано в виде Белорусской Советской Социалистической Республики (как для русских, украинцев и других народов в форме союзных республик). Мы действительно признаем, что именно с этого момента - с образования в составе СССР Белорусской Советской Социалистической Республики (да мы и учредителями Советского Союза были) начинается наша государственность. Давайте честно скажем, что эти годы, проведенные в составе Союза, нам очень ценны. Они нам дали столько, сколько не мог дать до этого ни один период существования белорусских земель в составе того или иного государства. Но сформировать идеологические основы суверенного независимого государства в этот период мы не смогли. Мы были частью великого, огромного государства, и вся идеология была в рамках того государства. Идеология того государства была нашей белорусской идеологией.

Фундамент коммунистической идеологии начал рушиться задолго до зримой дезинтеграции Советского Союза. К 90–м годам государство утеряло нити управления идеологической сферой, средствами массовой информации.

Практически во всех союзных республиках "идеологический вакуум" немедленно был заполнен национализмом. Почему немедленно? Потому что уже осточертели те штампы, которые нам преподносили и которые многие из нас, в том числе и я как идеологический работник, передавали нашим людям. Людям это надоело. И когда потеряли нити управления, образовавшийся вакуум немедленно, с потрясающей быстротой (так сложились обстоятельства) был заполнен национализмом, причем во всех республиках. Попытка выстроить государственную идеологию на принципах крайнего национализма была предпринята и у нас. Вы это помните.

Под флагом национального возрождения в полный голос зазвучали призывы разделить людей на "нацыянальна свядомых i несвядомых", на "патрыётаў Айчыны i здраднiкаў". Тем, кто не соглашался с такой философией, предлагалось покинуть Беларусь.

Под националистические установки перестраивались системы образования, культуры, деятельность СМИ. Переписывались не только учебники, но и история народа. И многое успели переписать. В сознание людей пытались вдолбить (и, надо сказать, немалому количеству вдолбили), что главный враг белорусской государственности - Российская Федерация. Прицел был дальний: отрубить белорусскую ветвь от общего духовного древа с его славянскими корнями. Более того, всех русских людей, кто был по биографии русский и у кого в жилах текла хоть капля русской крови - ну половина–то точно, - посадить на чемоданы.

Но и здесь белорусы оказались мудрыми и вовремя "раскусили", что любовь к Родине несовместима с разжиганием национальной вражды. В этом с первых шагов убедились национал–демократы под ширмой Белорусского народного фронта. Даже само слово "фронт" наш народ отверг. Помня о том, что фронт - это война, а самую жестокую войну на белорусскую землю принесли именно национал–социалисты, нацисты Германии. Со времен войны национализм в сознании белорусов ассоциируется с фашизмом и геноцидом.

Вы спросите: а что же в это время делало государство? Ведь во власти были сплошь бывшие коммунисты–интернационали сты. У них, к сожалению, была, говоря языком классика, полная разруха в головах. В марксизме–ленинизме к тому времени они разуверились (если вообще когда–то верили), потому что учение это непростое, эта наука очень трудно давалась в вузах. Некоторые вообще книжки по марксизму–ленинизму не читали, особенно если не надо было сдавать экзамены или это была непрофилирующая дисциплина в вузе. Так что в основах разуверились, но предложить что–то другое не могли.

Отношение государства к идеологии и идеологической работе коренным образом изменилось после президентских выборов.

Может, не совсем скромно открыто об этом заявлять, но дело было именно так. Вспомните сами: до введения института президентства мы боялись публично даже упоминать слова "идеология" и "идеологическая работа".

Но одно дело - личная убежденность Главы государства в необходимости государственной идеологии. Другое - наличие ученых, писателей, журналистов, словом, творческих и талантливых личностей, "штучного товара", готовых по призванию (а не по принуждению) созидать идеологическую основу независимого белорусского государства.

Много раз пытались для этих целей задействовать нашу славную армию докторов и кандидатов наук, научные учреждения и вузы. Предложений (оформленных даже в виде солидных монографий) было немало. Но сводились они к двум, условно говоря, формулам: "давайте сделаем, как на Западе" или "давайте вернемся к советской практике".

Полностью несостоятельным оказался и наш идеологический штаб - Администрация Президента. Совещания, поручения, авторские коллективы, отчеты - и ничего на выходе. Тот же формализм.

В этих условиях Главе государства пришлось брать все на себя и, идя от жизни, а не от теории, закладывать в фундамент белорусской независимой государственности идеи, рожденные и выстраданные нашим народом.

Видимо, была своя логика в том, что именно первый Президент острее и точнее воспринимал выстраданные обществом идеи и чаяния, надежды людей. И больше скажу: дело даже не во мне, а в том, что вы и народ создали для меня возможность четко сказать и "отрубить" по некоторым важнейшим направлениям идеологической работы. Например, двуязычие. Не было бы института президентства или даже если бы был, но Президент не обладал мощными полномочиями, никогда бы Президент не смог однозначно сказать "да" русскому языку наравне с белорусским. Вы помните, в какие времена это говорилось. Когда всех считали предателями и "здраднiкамi". Народ создал возможность сказать и "отрубить", в данном случае через референдум.

По сути, первым манифестом белорусской государственной идеологии стала в середине 90–х моя предвыборная программа, хотя там только схематично и намеком были обозначены будущие идеологические основы нашего общества.

Беларусь и белорусы в современном мире. Мировоззренческая основа белорусской государственной идеологии

"А хто там iдзе?" - в этих словах нашего великого классика желание понять: кто мы, белорусы, в чем наше предназначение, наша судьба?

Куда движется весь мир? Где наше, белорусское, место в общемировом развитии? Должны ли мы идти своим особым путем или следовать чьим–то примерам? Если да - то чьим и почему?

Ответ на эти вопросы составляет мировоззренческую, возможно, самую важную и трудную часть государственной идеологии
Мы должны ясно представлять идеологическую картину современного мира.

Три идеологии на сегодня являются общемировыми: марксизм, консерватизм, либерализм. Формировались они столетиями не только гениальными мыслителями, но и жизненной практикой всех, как принято говорить, цивилизованных народов.

Самая понятная (и близкая, естественно) для сидящих в этом зале идеология - коммунистическая. Размах ее был поистине глобальным - мировая революция, переустройство всего мира.

Провал социалистического эксперимента не означает смерть коммунистических идей. Они будут живы, пока жив человек, поскольку в их основе - стремление к равенству и социальной справедливости. Не случайно социал–демократическую ветвь левого учения сегодня так чтят в Старом Свете.

С коммунистическим мировоззрением наша страна прожила почти весь двадцатый век. С этой идеологией были одержаны великие победы - над нищетой, безграмотностью и нацизмом. С ней мы первыми в мире проложили дорогу в космос.

Разве для суверенной Беларуси не подходят такие принципы, как коллективизм, патриотизм, социальная справедливость? Высокий престиж образования, общественно полезный труд без расчета на материальное вознаграждение, формы морального поощрения людей и многое другое, что стало частью и нашей жизни. Думаю, нет. Все это должно органично входить в идеологический фундамент современного белорусского общества. Так вот эта коммунистическая идеология, несколько приспособленная для нашего общества и других государств, основывалась на марксистско–ленинской идеологии.

Консерватизм как идеологическое учение нашим людям знаком гораздо меньше. Хотя отдельные его элементы от природы присущи белорусам в таких традиционных для них чертах, как "добразычлiвасць", "памяркоўнасць", "талерантнасць", "разважлiвасць". Это уже в кровь вошло. Наше поколение не помнит, но бывшее поколение жило в условиях господства консервативного подхода в идеологии. И многие понятия сегодня не теряют свою актуальность. Надо быть хорошими консерваторами в хорошем смысле слова. Мы ни в коем случае многие идеи консерватизма не отбрасываем.

Доминирующей и исключительно агрессивной является сегодня идеология либерализма.

Либерализм (или точнее - неолиберализм) коротко можно определить как идеологию социального неравенства людей, наживы и индивидуализма.

"Хозяева" современного мира, прежде всего американцы, смогли внушить политической элите и части населения бывших соцстран, и особенно республик СССР, что либеральные ценности - высшие, самые верные, а западная цивилизация - единственно верный ориентир для развития.

Но черты либерализма, хотя в меньшей степени, должны быть и нам присущи. Думаю, ничего плохого нет в жесткой конкуренции. Все равно мир в этом развивается, конкуренция порождает высочайшие образцы творчества и результатов труда.

Нет ничего плохого и в том, что человек должен рассчитывать прежде всего сам на себя - чтобы себя одеть, накормить свою семью и защитить. Что касается защиты, то тут, наверное, больше государство должно сделать. Но и человек должен об этом думать. Рискну предположить, что эти качества можно отнести к либеральному направлению в идеологии.

Поэтому марксистско–ленинская, консервативная, либеральная идеология в разной степени, но должны быть присущи нам. Да и в некоторой степени были присущи. Чего–то больше было, чего–то меньше. Но если взять в чистом виде нынешний неолиберализм, то, конечно же, он нам, нашему народу с нашей толерантностью и менталитетом меньше всего подходит или, точнее сказать, вообще не подходит.

Причем, говоря о неолиберализме, дело сегодня, к сожалению, поставлено с таким размахом, что впору говорить о "либеральном терроре": страны не то что отказывающиеся, но только сомневающиеся, следовать ли этим путем, немедленно записываются в черный список "чужих", со всеми вытекающими последствиями.

Как в такой ситуации поступать нам, белорусам, - людям соборным, не воспринимающим абсолютизацию частной собственности, особенно на землю?

По исторической привычке смотрим на "старшего брата", на Москву, и видим, что она даже не осознает необходимости идеологического выбора. Россия сегодня перестает быть, к сожалению, духовным и культурным оплотом восточноевразийской цивилизации. Да и в технологическом, экономическом плане она не может считаться для нас примером. Дело в том, что достоинство, богатство России - ее недра - отчуждены от народа и стали источником ее бед как в материальной, так и в духовной сфере.

Политические элиты, подталкиваемые или подпитываемые сырьевыми олигархами, ориентируют страну на неолиберальные ценности: ярко выраженный индивидуализм, бездуховность, готовность жить в постоянной гонке за наживой. И хватать все, что рядом и далеко, и часто чужое, не свое. Словом, социальный дарвинизм, когда сильный пожирает слабого и считается, что так и надо.

Все это глубоко чуждо русским, восточнославянскому менталитету в целом. И сегодня никто не сможет предсказать, чем закончится очередной эксперимент над народом.

Для нас единственно верное решение - оставаться на родной, сложившейся веками белорусской почве.

Бессмысленно копировать чужие ценности и установки на основании того, что та или иная страна в данный момент времени сильна и богата. Ведь мы не отказываемся от своих родителей, хотя они и не миллионеры.

Да, белорусское общество должно развиваться, но делать это надо прежде всего в рамках собственной культурной традиции. К заимствованию идеалов, ценностей и целей необходимо подходить осторожно. Собственные традиции, идеалы, ценности, цели и установки составляют становой хребет нашего народа. Они не придуманы, а выстраданы этим же народом, результат естественного приспособления общества к окружающему природному и социальному мирам.

Внедрение чуждых установок никогда не сможет сделать наш народ похожим на другие. А разрушить основы самобытной цивилизации может. В этом случае можно со всей определенностью сказать, что исчезнет не только культура народа, но и сам народ.

Белорусская идеология должна иметь ориентацию на традиционные для нашей цивилизации ценности: способность трудиться не только ради наживы, но и для блага общества, коллектива, других людей. Потребность в идеалах и высоких целях, взаимопомощь, коллективизм в противовес западному индивидуализму. Социальная опека и уважительные отношения государства и народа.

Благодаря своим национальным качествам, а именно толерантности, "памяркоўнасцi", неспешности, осторожности, а также историческому опыту (белорусы как западный форпост России в результате контактов с Западом давно выработали иммунитет против иноцивилизационного влияния), белорусский народ не дает увлечь себя красивой демагогией о либеральных ценностях.

По сути, в восточнославянском (если учесть проживание на наших просторах и других народов - восточноевропейском) мире мы остались единственной страной, открыто проповедующей верность нашим традиционным цивилизационным ценностям.

Все это позволяет говорить, что временем, судьбой, ситуацией Беларусь выдвинулась на, наверное, великую роль духовного лидера восточноевропейской цивилизации. И не потому, что мы этого хотим, что мы к этому стремились. Или потому, что мы такие умные. Так сложилось в силу нашего консерватизма и тех черт, присущих нашему народу, о которых я сказал и которые мы сохранили. И это не мною придумано. Об этом говорят прежде всего российские мыслители - что в Беларуси сохранили то, что ими сегодня утрачено.

Ощущение этого предназначения может поднять наш народ на удивительные подвиги. Множество людей в России, Украине и других странах смотрят на Беларусь как на пример последовательной и самостоятельной политики.

Это требует изменения психологии как нашего народа, так и управленцев. Мы не чья–то провинция, не восточная окраина Европы или западная окраина России. Надо выпрямиться, отказаться от позиции обороняющегося и оправдывающегося.

Беларусь должна притягивать силы патриотической направленности со всего нашего постсоветского пространства. Именно здесь люди должны получить трибуну, свободную от неолиберального террора и травли.

Это может быть реализовано в рамках постоянно действующего восточноевразийского конгресса, объединяющего политологов, интеллектуалов, людей искусства, священнослужителей различных конфессий и многих других.

Таков, вкратце, главный, стержневой мировоззренческий компонент нашей государственной идеологии.

Разумеется, в этой части доклада он очерчен контурно и без деталей.

Думаю, наша общественная наука (как академическая, так и вузовская) сможет развернуть эти тезисы, а идеологический актив, средства массовой информации - довести до людей. Я же ограничиваюсь только тем, что задал вектор понимания этой ситуации и нашей идеологической работы. Все остальное - за учеными и вами.

Основные идеи политического, социально–экономического развития Беларуси

Политический компонент белорусской государственной идеологии закреплен в Основном Законе - Конституции нашего государства, принятой народом.

В ней дан ясный ответ на вопрос, какое общество мы строим. Республика Беларусь - это унитарное демократическое социальное правовое государство.

В государственном строительстве наш народ четко высказался за президентскую форму правления с эффективной системой власти.

В Основном Законе мы сформулировали свое видение, свою идеологию общественного блага. Такой подход раскрыт в статье 2, где выражен фактически новый взгляд на сущность и назначение государства. Уместно процитировать эту статью полностью:

"Человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью общества и государства". (То есть мы живем во имя человека и для блага человека.) Далее в этой же статье: "Государство ответственно перед гражданином за создание условий для свободного и достойного развития личности. Гражданин в свою очередь ответствен перед государством за неукоснительное исполнение обязанностей, возложенных на него Конституцией". Взаимная обязанность

Мы создаем государство, в котором на деле реализуются принципы народовластия, воплощаются общечеловеческие идеалы и нравственные ориентиры, обеспечивается преемственность национальных традиций, сохранены и приумножаются фундаментальные ценности духовной веры, семьи, коллектива.

Единство нашего общества цементируется взаимодействием трех основных общественных сил. Наше гражданское общество опирается на недавно избранные Советы депутатов, профсоюзы и молодежную мощную организацию и ее союзников. Вот три основные опоры нашего общества, которые призваны обеспечить связь народа с органами власти, вовлекая граждан в активное государственное строительство вместе с другими участниками политического процесса и осуществляя контроль за теми структурами власти, которые имеют много этой власти и распоряжаются материальными ресурсами.

Важнейшая составляющая часть нашей государственной идеологии - теория белорусской модели социально–экономического развития. Она предполагает формирование социально ориентированной, многоукладной рыночной экономики с равноправным функционированием государственной и частной собственности. И обязательным, я бы здесь подчеркнул, наличием и превалированием из этих идей рынка идеи конкуренции.

Белорусский экономический уклад на деле доказал свою жизненность. Мы первые (и пока единственные) среди стран СНГ превзошли уровень промышленного производства 1990 года. Не разрушили, а нарастили свой научно–производственный потенциал. Создали основу для устойчивого и динамичного развития на перспективу.

Для нашей модели развития характерен высокий уровень социальной защищенности, который создается каждодневным трудом, усилиями всех работающих, гуманным отношением к человеку как главной ценности в нашей стране.

Социально–экономическая составляющая белорусской модели развития достаточно полно раскрыта в Программе социально–экономического развития нашей страны на текущее пятилетие.

Беларусь - наш общий родной дом, и каждому в нем должно быть тепло и уютно. Всех нас объединяет благородная цель - сильная и процветающая Беларусь.

В заключение первого раздела остановлюсь на одном немаловажном вопросе.

Мы привыкли к тому, что у марксизма три составные части и изложены они в трудах основоположников.

А где, в какой книге можно прочитать все о белорусской государственной идеологии? Где учебник белорусской государственной идеологии?

Я много размышлял над этим. Проще всего было бы издать какую–то книгу, скажем, Президента и предписать ее изучение в качестве главного источника мудрости. Тем более есть свежий пример - уже на белорусском языке, и это хорошо, издана книга "Рухнама" руководителя Туркменистана, в которой есть все: и история туркмен, и руководство, как вести хозяйство, как принимать роды и так далее. Но Беларусь–то располагается в Европе. И то, что нормально, что такая книга у туркмен есть, то нам не может быть присуще, мы не можем перенять этот опыт вот таким образом.

Мне предлагались многие книги в виде сборника высказываний и статей, всего того, что я определял, говорил, писал. Но они были мною отвергнуты. И не только потому, что они были плохо предложены. Потому что это не будет воспринято. "Собрания сочинений" мы уже проходили…

Но как же быть? Я говорю об учебнике по нашей идеологии.

Сегодня идеи, мысли и взгляды, составляющие белорусскую государственную идеологию, "разбросаны" по разным источникам: в политических документах (в том числе предвыборных программах и посланиях Президента, решениях Всебелорусского народного собрания, программах социально–экономического развития), в правовых актах (Конституция, законы, декреты) и других документах.

Свести все воедино, вычленить то, что касается нашей белорусской идеологии, безусловно, надо. Это задача ученых, учебных и исследовательских заведений. Уже давно должны были быть и программы, и учебные пособия, глубоко и доступно раскрывающие тему государственной идеологии. Об этом в своем докладе я еще скажу.

Но еще раз хочу подчеркнуть - мы говорим об основных идеях политического и социально–экономического развития Беларуси. То есть об основных направлениях нашей идеологии. Мы говорим о тех краеугольных камнях, которые должны лежать в основе нашей идеологии. Вычленить то, что есть, то, что уже сказано. Найти, прописать, продумать то, что не сказано, и четко написать, что является основой и основными направлениями нашей идеологии. Это наша наипервейшая задача.

Тогда любой из нас будет понимать - вот она, идеология. Вот краеугольные камни идеологии. Вот второстепенные направления. Вот основа - идеологические взгляды, которые мы будем проповедовать, идя к нашей цели.

Система идеологической работы

За прошедшие десятилетия вырисовались контуры белорусской государственной идеологии, отличные от той, которую мы имели во времена БССР.

Но изменилась не только идеология.

Коренным образом изменились условия проведения идеологической работы.

Исчезла пронизывавшая все общественные слои, группы и коллективы партийная структура - основной инструмент идеологического воздействия на массы. Нет больше той системы "единомыслия", при которой не только отрицание курса руководства, но даже публично выраженное сомнение влекло ответственность вплоть до уголовной. В 30–е годы сотни тысяч, если не больше, людей поплатились свободой (это меньше касается Беларуси), а то и жизнью за вольные рассуждения, анекдоты о господствующей идеологии. В этих условиях идеологическому работнику было комфортно - ни споров тебе, ни дискуссий. Правда, жизнь потом сурово за это наказала. Сотни тысяч тепличных агитаторов и пропагандистов оказались совершенно неспособны к полемике в условиях плюрализма.

Сегодня в Беларуси идеологическую работу надо вести в принципиально иных условиях - свободы слова, свободы печати и тех сложностей и трудностей, о которых я говорил вначале. В условиях, когда территория страны свободно простреливается во всех направлениях мощнейшими информационными потоками, в том числе и откровенно враждебными, необходимы другой, более высокий уровень пропагандистского мастерства, знания жизни, реальных проблем людей, умения доходить до сердца и ума человека и, конечно же, убежденность и искренность. Нужна новая современная система идеологической работы. Компактная, динамичная, эффективная. У нас идеологической работой занято немало народа и структур, но составляют ли они слаженную систему с четким управлением? Для ответа на этот вопрос посмотрим, как работает наша "идеологическая вертикаль".

Вот я это все говорю и чувствую, что у многих в зале опять и опять бурлит мысль: а зачем все это? может, без этого обойдемся? Десять лет прожили, власть эффективно работает, стараемся и так далее. Может быть, доживем, не много же осталось (я имею в виду политической жизни), а там другие придут?

Упаси Бог вас так думать.

Приведу последний пример. Никто никогда, даже я, зная хорошо Ирак, не думал в начале войны, что иракцы продержатся до сегодняшнего дня. И для американцев, и так называемой оккупационной коалиции еще неизвестно, чем закончится. Почему это произошло? Арабы, дай Бог им жизни, не вояки (это не чеченцы). Помните, как они на Синайском полуострове воевали? Как только 12 или сколько там часов - все бросали и молились, а их брали голыми руками.

И посмотрите, что сделала государственная идеология. "Мы защищаем свою землю, мы оккупантам не сдадимся, мы защитим нашего Саддама" - вот на чем строилась идеология последних месяцев. Раздали 7,5 миллиона старых автоматов против современнейшего оружия, старые танки, и иракцы держатся. Держатся, потому что они преданы своей земле. Вот эта идеологическая, скажем прямо, обработка сегодня спасает Ирак.

Я не знаю, сколько продержится еще Ирак. Трудно будет этим бедолагам, потому что они брошены нашим лицемерием, лицемерием многих государств. Вы видите, как они реагируют на гуманитарную помощь. Благо, что нас уважают и не отказались от помощи. А России сказали: заберите свои палатки, они нам не нужны. Это намек на то, что не палатками надо было помогать им.

Сильные государства могли и даже сейчас могут остановить эту войну. Но все считают, что это не их касается, это не их война. Подумаешь, там дети гибнут, но не наши же дети. Никто не понимает, что в современном мире чужих войн не бывает, все они наши. Сегодня они за 2 тысячи километров от нас, а завтра крылом заденут Каспий через Ирак, через Иран, выйдут на Россию, и мы будем втянуты в эту войну.

Мы открыто и четко, четче, чем любое другое иностранное государство, выступили против войны в Ираке. Как иначе, если почти 100 процентов населения нашего государства выступает категорически против войны. Какую же я могу занять позицию? Это во–первых. А во–вторых, мы всегда были с иракцами, мы им продавали, а они у нас покупали, даже в ущерб порой качеству, наши товары. Они к нам относились как к своим друзьям. Почему мы их должны предать? В то же время мы не нарушили международное право, ни один закон, ни одну резолюцию Совета Безопасности Организации Объединенных Наций. Мы ничего не делали вопреки тому, что было установлено ООН.

Но надо сказать и другое. США ли сегодня упрекать в нарушениях международных норм какие–то государства? Потому что они своими актами, действиями в Югославии и Ираке вообще поставили себя вне цивилизованных законов, вне цивилизованной морали.

Говоря об идеологии, надо иметь в виду, что наш народ не привык жить сам за себя. Он привык, чтобы ему кто–то что–то дал, принес. Он привык жить в социализме. Я не говорю, что он не привык работать. Да, он работает. Но он считает, что многие функции, которыми должны заниматься сами люди, следует выполнять государству. Но время, когда государство выполняло такие функции, прошло. Все хотим быть независимыми, суверенными. Но суверенитет, независимость дорого стоят, и надо чем–то поступиться.

Это тоже одно из направлений идеологии: людям надо преподносить, что самая высокая и большая ценность - это то, что мы живем на своей земле в условиях мира. И надо разворачиваться всем. Каждому надо предпринимать усилия, чтобы накормить себя, свою семью и уберечь общество, свое государство. Но и государство не должно дремать.

Не надо думать, что сегодня вот "iдзе i добра, ну навошта гэта прапаганда", как это на Западе об идеологии часто говорят. "Навошта гэта iдэалогiя?" Шприц купили - укололи, если больной. Не больной - "добра". "Няма шпрыца" - малинового варенья дадим или ветки березовые заварим, попьет отвар и выздоровеет. Нет, уважаемые мои. Не дай Бог нам переживать более сложные времена. Но человек должен закалять себя и готовиться к худшему. Будет лучше - хорошо. Это обычная житейская идеология.

Мы без идеологии не обойдемся. Мы должны воспитать свой народ и сами быть убежденными в том, что это наша земля, наш народ, что мы здесь веками, тысячелетиями жили. У нас своя вера. Что мы эту землю должны защитить и отдать своим детям и внукам.

Нынешнюю обстановку мы должны осознать, прописать и нести это людям.

Конечно, какая–то работа ведется.

Но нет двух главных составляющих: первое - системы, второе - инициативы. Нет идеи.

Практически все более–менее заметные шаги в идеологической сфере предпринимаются по прямым поручениям Президента или в ответ на мои замечания.

К примеру. Мы издаем сборник "Политика". Его предназначение - доведение до каждого сидящего здесь, вплоть до районного звена, доверительной, конфиденциальной информации, раскрывающей, образно говоря, "тайные пружины современной политики", мотивов многих решений Президента, вызывающих большой общественный резонанс, скрытых от публики.

Зачастую решения основываются на информации спецслужб, которую в газетах не опубликуешь. Председателю райисполкома, министру, другим управленцам надо знать причины того или иного шага руководства страны и объяснить это людям. В качестве постоянного канала передачи доверительной информации из центра на места по моему прямому указанию в 1999 году и был учрежден этот сборник.

Теперь скажите вы, для кого издается "Политика": стал ли он изданием, раскрывающим глаза на "секреты политики"? Ждете ли вы этого сборника, как когда–то мы ждали "красные" информационные бюллетени ЦК КПСС?

Ответ только один - не ждем!

Бюллетень "Политика" стал "мусорной корзиной", куда спецслужбы (по разнарядке и бессистемно), Министерство иностранных дел, другие органы сбрасывают свои материалы. Это сборник случайных и зачастую общеизвестных материалов, ничего общего не имеющих с актуальными проблемами текущей политики.

За три года двум главам Администрации Президента - Мясниковичу и Латыпову - я написал пять резолюций, и им должно быть стыдно за это убожество. Только в этом году под жутким давлением Президента несколько номеров "Политики" вышли в новом формате и с более–менее приличным содержанием. Но это опять же не то.

На это не надо жалеть денег. Это должен быть иллюстрированный журнал. Там наглядно люди должны видеть не только таблицы и графики, но конкретные фотографии. Что собой представляет та или иная ситуация. Ну докладывают же Президенту, к примеру, последнюю карту боевых действий в Ираке. Почему ее не опубликовать в этом журнале? Пусть люди наглядно увидят, где какие части расположены, где какая война идет, где кто наступает, какие колонны танков, вертолетов, какие марки вертолетов, какие дивизии, части и так далее. Это же надо вам для того, чтобы вы пошли к людям и что–то сказали. А может быть, что–то вычертили и показали. Но этого нет.

Не дотягивает до моих требований еще одно важнейшее идеологическое издание - "Информационный бюллетень Администрации Президента". Не надо делать из него обычный журнал для повышения общеобразовательного уровня.

Задача "Бюллетеня" - информационное сопровождение процесса государственного управления на высшем уровне.

Проводит Президент совещание по товарам критического импорта - "Бюллетень" должен дать аналитическую подводку с раскрытием проблемы (статьи министров, аналитиков, статистика), стенограмму совещания и развернутые комментарии принятия решений: что, как и почему надо делать.

Вот тогда это издание и будет незаменимым источником самой необходимой информации для наших управленцев.

Что, скажите, бумагу хорошую не можем купить и хороших фотографов нанять, которые бы сделали иллюстрации? Все можем. У нас военные могут нарисовать, начертить то, что вам не снилось. Там талантливейшие люди. Задействуйте их, попросите, они вам бесплатно сделают.

Причина в инертности, нежелании работать. А это в системе идеологической работы - пища. Вот мы систему создадим, а пищи для нее нет. В том числе и жареной, как ее часто называют. Ну что там греха таить, она всегда нас интересует. Вас прежде всего. И вам хотелось бы ее иметь, чтобы в аудитории (я же был лектором и знаю) сослаться на какой–то серьезный источник и проинформировать людей. Тогда этой информации будет много доверия, люди ее запомнят. Но мы же этого не сделали!

Надо сделать так, чтобы люди стремились размещать свой материал в "Бюллетене". А те службы или авторы, которые аналитику туда дают, должны получать хорошие гонорары. Тогда это издание станет незаменимым источником самой необходимой информации для наших управленцев.

Если Администрация не справляется с элементарной задачей издания двух журналов, то что говорить о других, более сложных вопросах идеологической работы.

Такое положение далее терпимо быть не может.

Для коренного улучшения работы Администрации Президента по руководству идеологической работой я даю срок до конца 2003 года.

Все должно быть отлажено и работать как часы. Отчетов писать не надо - по обстановке в нашем информационном пространстве я буду видеть, как идет работа.

Необходимые кадровые решения мною приняты: заместителем главы Администрации Президента по идеологии стал Олег Витольдович Пролесковский, директор БЕЛТА, человек, изнутри знающий информационные технологии, человек системный, военный, в прошлом преподаватель.

В его распоряжении весь научный и информационный ресурс страны - было бы только желание и умение применить его во благо Беларуси. Надо, наконец, "поставить под ружье" Институт социально–политических исследований, огромный, по нашим масштабам, коллектив.

Свое место в идеологической сфере должно занять еще одно "подначальное" Администрации заведение - Академия управления при Президенте, которую два дня назад возглавил Станислав Никифорович Князев.

Я с удивлением наблюдаю, как академия стремится стать обычным вузом, как все, готовить обычных студентов. Это ошибка. Ей предназначена особая, я бы сказал, уникальная роль.

Но с другой стороны, не надо в академии учить всех. Особенно это касается тех факультетов, на которых получают второе высшее образование. Хотя и на все факультеты в целом надо выбирать самых талантливых людей, неформальных лидеров, склонных к управлению, принятию управленческих решений. Лидеры, харизматичные личности должны там учиться.

А у нас что? Я приводил пример Службы безопасности Президента, сотрудники которой также обучаются в Академии управления. Они что, завтра управлять будут государством? Многие из них закончили академию и забыли об этом, как у нас говорят, "корки положили в карман". Зачем они им? Они все с высшим образованием. Притом при такой занятости эти сотрудники вообще не могут там учиться. Понабирали, деньги тратим. Это же государственные деньги. Зачем вы это делаете? Я бы мог назвать еще ряд примеров. Водители, парикмахеры… Главное, что где–то там, под аппаратом правительства, сидят, значит, все, должны быть устроены в академию. Что это за подходы такие?

Академия должна стать лидером в разработке и, главное, запуске в учебный процесс государственной идеологии, ее политической, социально–экономической и других составляющих.

А сейчас скажите мне - есть ли в академии спецкурс по белорусской государственной идеологии? Его нет!

Учебное пособие или хотя бы методическая разработка по государственной идеологии? Их нет.

Комментарии излишни!

Если в главном учебном заведении Президента, где готовят госслужащих, не преподаются в системном виде даже основы государственной идеологии, то что говорить об обычных вузах, где готовят физиков и математиков.

Хуже того, я получаю письма слушателей Академии управления, которые жалуются, что их не учат решать реальные экономические проблемы. Преподавание экономических дисциплин там ведется по схеме "хороша жизнь на Западе, а в Беларуси все не так, как надо".

В течение этого года Академия управления должна разработать учебные программы, пособия и другие издания по государственной идеологии. Показать пример, а если надо и обучить преподавателей других вузов, как доводить до слушателей, студентов основы белорусской государственной идеологии.

Но еще раз подчеркиваю, мы эти основы с вами пытаемся сформировать на семинаре, но здесь много не сформируешь. Сегодня только начало. Мы должны еще раз не только краеугольные камни определить нашей идеологии, нашего государства, государственной идеологии, но и определить основы белорусской государственной идеологии. И на основании этого создать учебники, учебные пособия и курсы.

Почти семь лет назад мы начали возрождать систему идейно–воспитательной работы с населением. Тогда в облисполкомах были созданы управления, а в горрайисполкомах отделы информации. Но суть идеологической деятельности оказалась выхолощенной. Их работа свелась к нейтрально–сухому информированию населения. В ней нет главного - государственной позиции. Да и случайных людей набрали немало.

Как следствие - данные подразделения на общественное сознание влияют слабо и вообще незаметно отошли в управленческой "вертикали" на второй план. А по содержанию своей работы они явно не тянут на роль идеологических структур. В лучшем случае - выполняют функции общества "Знание". Их "нагружают" вопросами распределения гуманитарной помощи (тряпки делят), разработкой памяток комбайнеру по технологии уборки зерновых, организации деятельности добровольных народных дружин и так далее.

В большинстве горрайисполкомов на этом участке оставили по одному человеку. Мы потеряли хорошо подготовленный ранее, во времена КПСС, идеологический актив на местах - как в коллективах, так и по месту жительства населения. На заседаниях исполкомов идеологические вопросы рассматриваются редко, их просто обходят.

Хотя, ради справедливости, отмечу: в период важнейших, судьбоносных для страны политических кампаний "вертикаль" показала, что она способна раскрутить свой идеологический потенциал и умеет работать с людьми. Но кампанейский подход в идеологической деятельности всегда оборачивается серьезными издержками: от этого страдает авторитет власти в целом.

Идеологическую "вертикаль" необходимо воссоздать на всех уровнях государственного управления - как по территориальному, так и отраслевому принципам.

Особенно тщательно необходимо подойти к формированию идеологического ядра в трудовых коллективах. На предприятиях, как мне помощники пишут, имеющих государственную долю собственности. А я вопрос ставлю: а те, кто не имеет государственной доли собственности, они что? Мы же к рынку идем. Случится так, что государственной доли не будет, так что и идеология не нужна, и они не должны следовать тем постулатам, на которых будет основана наша идеология? Поэтому я выбрасываю вот это замечание пока, может, я ошибаюсь, и говорю: на предприятиях с числом работников 300 и более, в организациях АПК - 150 и более должны быть введены должности заместителей руководителей по идеологической работе. Сегодня на профессиональной основе этим занимаются лишь в каждом третьем коллективе крупных предприятий и хозяйств агропромышленного комплекса.

В малочисленных коллективах эти функции необходимо возложить на заместителей, курирующих кадровую работу и социально–бытовые вопросы. Но без формализма ищите подготовленных, способных к идеологической работе людей. Если таких нет, то лучше не делайте.

Мы не собираемся вводить новый институт комиссаров и политруков… Хотя надо было бы. Честно вам скажу, надо было бы. Для нас это понятно. Латыпов с Князевым предложили назвать должность "заместитель директора по работе с персоналом". Я говорю: Урал Рамдракович, это мы с тобой в кабинетах понимаем, что такое "персонал", а там, на местах, это непонятно. А вот комиссар - это понятно. В армии политрук - это понятно. И потом: а кто нас раньше за комиссаров критиковал? Что, вы думаете, Запад? Да мы же сами! В нашем обществе "умненькие" появились и "размочили" все в пух и прах. Где комиссары у нас остались? В евросоюзах, в Организации Объединенных Наций. А у нас комиссар - это было плохо. Били по тем, кто эффективно работал. То же самое и в армии - замполиты, политруки и так далее. Четко и понятно. Но их колотили и били, потому что какая–то была эффективность работы, пока формализм не заел. Да, неудобно было командирам, Мальцеву (министру обороны) было неудобно, когда он комбригом был или полком командовал, - топчется под ногами этот замполит. Я сам, помню, работал замполитом, и командир неудобно себя чувствовал. Но всегда был какой–то противовес, какой–то взгляд, на который и командир мог опереться, если он разумный, и повесить на него ответственность за воспитание солдат в трудовом коллективе. Так, Леонид Семенович? Вот если честно так сказать.

Л.С.Мальцев: Да

А.Г.Лукашенко: Да, и мы сегодня это потеряли

Все организационно–структурные преобразования вполне реально осуществить без дополнительного финансирования и в рамках сегодняшней численности работников. Денег на все, о чем я сказал, не ждите. Они вам отданы. Ищите в "своей численности" людей, которые должны координировать и планировать эту работу. А работой заниматься должны мы с вами. Руководитель - это первый идеологический работник. Потому что кого люди больше слушают и понимают? Кто имеет власть, кто распоряжается средствами, кто является руководителем. Того люди больше всего понимают, слушают и верят ему, а не случайному человеку.

На работе с идеологическими кадрами остановлюсь особо. Кто они - сегодняшние идеологи? Такой специальности в вузах нет. Значит, нужна система их отбора, расстановки и повышения профессионального уровня. Академия управления при Президенте Республики Беларусь должна уже с нового учебного года начать на плановой основе подготовку идеологов.

Но и этим мы задачу не решим. Убежден, что идеологическим работником, по существу, должен быть каждый (я только что сказал об этом), кто трудится в органах власти и государственных учреждениях. Недопустимо, когда чиновники или преподаватели учебных заведений не разделяют государственной идеологии, а иногда открыто выступают противниками власти и того курса, который якобы они проводят и сами или должны проводить, будучи вмонтированными в эту систему власти. Хорошо можно делать только то, во что веришь. С теми же, кто идет вразрез с государственной политикой либо колеблется, нужно, товарищи, решительно расставаться. Я убедился, ничего из них не получится. Приведу пример. Приходит Мясникович, будучи главой Администрации. Есть у него "большой друг" - Петр Кравченко. Я не критикую Михаила Владимировича, потому что я с ним тогда был согласен. Говорит: Александр Григорьевич, не дурной же Петр, а болтается по Минску, мне прямо стыдно, что я когда–то с ним работал (Кравченко - бывший секретарь горкома партии). Ну давайте мы ему еще раз поверим. Давайте мы его направим послом. "Куда, Михаил Владимирович? Идите, думайте". Приходит: в Японию, там и работа не такая уж большая, давайте хоть туда. Так он нам там такое учудил, что от императора до бомжа в Японии все вздрогнули. Закончился срок, его просто по окончании срока отзываем в страну, чтобы заменить (дипломат может работать три года, а по решению Президента и больше, если на данный момент некем заменить. Но он же не является незаменимым). Уже и работу нашли ему нормальную, а человек отказывается ехать. Сбежал за 200 километров, печать спрятал. Ищут его в Японии, найти не могут. Я уже спецслужбам, простите меня за откровенность, даю указание - разобраться и привезти в страну. (Смех в зале.) Кто–то, наверное, передал - явился и сразу прямиком в оппозицию. Вот вам пример. Я могу десятки таких примеров привести.

А сколько я сам себе, своему авторитету нанес вреда? Что подумали обо мне люди, которые часто бескорыстно, не ради должности - да больше половины таких людей сидит здесь в зале - помогают, борются за Президента и на выборах - и на местных, и на парламентских, и на президентских, и на референдумах. Они же смотрят и думают: так что, надо быть в оппозиции, чтобы Президент куда–то назначил. Так порой получается.

И многие люди ко мне приходят, которые бескорыстно работали всегда и везде, делом занимались. Они говорят: как же так, Александр Григорьевич? Он же вот там был, по ту сторону. И вдруг он, смотрите, чуть ли ни в Администрации Президента у вас работает. Я тогда начинаю интересоваться этим человеком, всякое же бывает. А может, хорошо работает? Но я не могу назвать ни одного примера, ни одного человека с гнильцой внутри, который бы где–то хорошо работал. Поэтому для меня лично - это вопрос решенный. Не будет с него толку. А вот вокруг этой "гнили", если он попадает то ли к Латыпову, то ли в Академию управления, то ли в правительство, столько "гнилья" образовывается в течение короткого промежутка времени, что потом приходится хирургическим образом вырезать. А это для живого организма, особенно в управленческом звене, очень сложно, и последствия затратные, которые порой в деньгах даже оценить сложно.

Поэтому я всегда говорю: ректоры вузов, из числа "свядомых", не согласны, спокойно заявление напишите, не указывая причины. Ну можете указать: не согласен с Вашим курсом, поведением, направлениями действий нашей власти и так далее. И тихонько уйдите. Я вас буду уважать в 10 раз больше, когда вы так честно, откровенно признаетесь и уйдете в оппозицию.

Поэтому не надо бояться идти в оппозицию, идите, спокойно работайте. Мы еще этот уход профинансируем, потому что нам будет дешевле. Если вы останетесь, вы много горя принесете, это будет дороже.

И посмотрите, что происходит в наших вузах. Если ты не воспринимаешь идеи, которые декларируются властью и Президентом, не иди работать в государственный вуз. Но коль ты работаешь в государственном вузе, есть государственные стандарты. Плохое государство, хорошее, но есть государственный стандарт, он утвержден, и, пожалуйста, работай по государственным стандартам. Что ты туда приходишь и мямлишь там, лепечешь непонятно что. Кто во что горазд. Вот он так считает, так и преподает курс. Скажите, в каком государстве это возможно?

Я подхожу к идейно–нравственному воспитанию в системе образования.

Особая роль в воспитании гражданских качеств принадлежит национальной системе образования.

На Западе говорят, что самые лучшие инвестиции - это инвестиции в образование. У нас, в "бедной" в кавычках Беларуси, качественное образование более доступно, чем в богатых США и Англии.

Все эти годы я твердо стою за то, чтобы каждый желающий и способный мог честно поступить в вуз и получить бесплатно образование такого качества, за которое на Западе пришлось бы платить несколько десятков тысяч долларов - по нашим меркам, это целое состояние.

Во всем мире система образования формирует не только специалиста, но и гражданина с определенными моральными устоями.

И если с формированием специалиста мы еще как–то справляемся, то с воспитанием гражданина дело обстоит из рук вон плохо.

Проблема воспитания гражданина средней и высшей школой многогранна и говорить о ней можно очень много. Я остановлюсь только на двух важнейших компонентах этой работы: учебники и живая личная воспитательная работа наставника.

Говорят, лучший воспитатель - хороший учебник. Что греха таить, очень малая часть школьников и студентов читает дополнительную литературу - все знания из учебника и со слов преподавателя. В минувшем году я дважды созывал совещания по учебникам по гуманитарным дисциплинам. Делал это в ответ на потоки обращений людей, не согласных с тем, что в школьных и вузовских учебниках искажается наша история. Качество учебников по гуманитарным дисциплинам, объективное освещение истории - это отдельный большой вопрос, к которому мы еще не раз будем обращаться.

Что же пишут школьные и вузовские учебники по теме нашего сегодняшнего семинара - о государственной идеологии Беларуси?

Да практически ничего.

Еще на втором съезде учителей в 2001 году я говорил о необходимости приблизить к жизни наши социально–гуманитарные науки. Тогда мною было дано поручение Национальной академии наук и Минобразования разработать и представить проект государственной программы развития социально–гуманитарных наук.

Поручение выполнено. Недавно мне представили этот научный трактат. "Талмуд" получился увесистый. А подход предлагается старый - вялотекущего, полусонного осмысления динамично развивающихся общественных процессов. Более того, единого мировоззренческого стержня для всех обществоведов в этой программе и близко нет.

Правительству, Национальной академии наук надо еще раз тщательнейшим образом проработать эту программу с учетом итогов нынешнего семинара.

По учебникам приведу еще один пример. Один из моих преподавателей Яков Иванович Трещенок написал мне: если Вы хотите быстро, как я замыслил - за 5 лет, что–то там создать и переломить ситуацию, то надо лично взять под контроль написание учебников. Я преподаватель, учитель, хорошо знаю, что такое учебник, и вы все хорошо знаете. Что там говорить, сколько из нас по монографии учились? Немного. Все по учебникам. И дай бог, чтоб к экзаменам хотя бы учебник прочитали. А некоторые не читали, по лекциям там или еще какими–то методами сдавали экзамены, но учебник - это основа. И его надо создать и привлекательным, и достаточно научным, и сложным, но в тоже время не отталкивающим студента и обучающегося.

Принципы, какой нужен учебник, известны. Но особенно важна объективность. Это касается прежде всего филологии, истории, обществоведческих наук, гуманитарного цикла.

Второй вопрос - живая работа наставников по идеологическому воспитанию учеников и студентов.

Серьезную озабоченность вызывает эта работа в высшей школе. Чем живет–дышит молодежь, к сожалению, преподавателей не волнует. Оттарабанили по желтому конспекту лекцию - и до свидания!

А сами побежали на "почасовку" в частный вуз. И там - спиной к студентам, быстрей–быстрей.

Вопросы мировоззренческие, вопросы судьбы своей страны и своего народа, избранного пути развития, отношения к обществу, к своему общественному долгу - словом, все важнейшие аспекты формирования гражданина стали частным делом наставника.

Для примера, посмотрите, что происходит в Соединенных Штатах Америки. Американцы же не глупые люди. Наверное, процентов 85 не поддерживают и понимают, что происходит в Ираке. Но вы где–нибудь видели, чтобы кто–то вышел, который причастен к этому, и сказал: нет. Я не беру Голливуд - это люди особые. И то, какой был прессинг.

А у нас преподаватель что захотел, то и сказал. Нравятся лектору идеи либерализма - он строит свой лекционный курс на том, что в Америке все хорошо, а в Беларуси "усе дрэнна".

Сплошь и рядом - демагогия о демократии, плюрализме мнений, свободе молодого духа. Пока ты учишься, студент, гуляй, веселись. Митингуй, "шукай шлях у Эўропу". Ничего, что твоей стране трудно, - все пройдет, власть изменится, счастье само тебя найдет. Подобные рассуждения, как ржавчина, разъедают студенческую среду.

Кто же в таком случае выйдет за вузовский порог? Абсолютно ясно: ни специалиста, ни гражданина, ни хорошего семьянина государство, за редким исключением, не получит.

Не от хорошей жизни я как Глава государства взялся за то, чтобы у студентов выступить в каждой аудитории. Я очень надеюсь, что в дальнейшем вы, ректоры, также не будете отсекать "неудобных" студентов от встречи с Президентом. Не надо подбирать аудиторию перед Президентом. Тем более мы очень жестко это контролируем. Мы изучаем, как вы туда приглашаете студентов. Мне важно, чтобы там было больше сомневающихся.

И я вижу, с какой жадностью молодежь воспринимает, лучше сказать, впитывает информацию о том, что делает и планирует делать руководство страны в политической, экономической и других областях. Многое, если не все, они слышат впервые. Спрашивается, а где же идеологическая "вертикаль", армия преподавателей, наставников? Более того, я всегда чувствую человека. Вот смотрю на студентов, на преподавателей - они рты раскрыли не потому, что я им что–то говорю неестественное. Они смотрят, а у них вопрос в мозгах: так нам же говорили, что он якобы "вообще ненормальный колхозник", что он такой, сякой и прочее, а он вроде и правильно рассуждает. Я же это чувствую, когда выступаю перед людьми 4 - 5 часов. Думаю, когда они уже шуметь начнут, устанут? Сидят молча и, когда ухожу, они просто вскакивают и устраивают гром аплодисментов.

Вот и вопрос, где "вертикаль" идеологическая? Где армия этих наставников, преподавателей? И проректор по учебно–воспитательной работе есть, и кафедра социально–гуманитарных дисциплин, целое управление воспитательной работы по 10 - 12 человек, кураторы групп, все получают госзарплату. А чем занимаются? В лучшем случае организацией развлечений. Ну ладно, я понимаю, развлекайтесь. Но как развлекаются? Кто как может. Аж стены порой дрожат. Трещины после этих развлечений. Давай гроши на ремонт общежития или каких–то залов. А что творится в общежитиях? Я представляю иногородних людей, которые своих детей отдают. Туда порой войти страшно…

В течение этого года состояние идейно–воспитательной работы в вузах (и государственных, и частных) должно быть коренным образом изменено. Иначе мы просто потеряем нашу молодежь. То же самое я мог бы сказать и о средних специальных учебных заведениях, и о школах, особенно минских.

Культура и идеологическое воспитание

Мы сталкиваемся с новым вызовом истории - культурно–идеологической агрессией западного мира.

Я уже говорил о том, какую роль могут сыграть белорусы в деле сохранения на данном историческом этапе общечеловеческих культурных ценностей, а в конечном счете - спасения нашей цивилизации.

Способны ли мы справиться с этой благородной, поистине исторической задачей? Если исходить из духовно–культурного потенциала нашего народа, то, безусловно, да. За эти годы государство при всех трудностях делало все возможное для развития белорусской культуры, укрепления ее материальной базы, конкретной поддержки талантов.

Я не буду перечислять все сделанное, достаточно сказать об оперном театре, Академии музыки, художественном музее, Мирском замке, домах и дворцах культуры в регионах, Национальной библиотеке. Все это на виду.

Белорусские мастера культуры и молодые дарования получают реальную финансовую помощь для реализации творческих проектов из средств фондов Президента Республики Беларусь по поддержке культуры и искусства, талантливой молодежи. Сотни лучших преподавателей, врачей получают приличную доплату в течение года.

Вот они - реальные факты, неопровержимые аргументы в споре о том, кто и как в действительности заботится о развитии нашей культуры.

Только в наших творческих союзах около 6 тысяч творческих личностей - писатели, композиторы, кинематографисты, художники, музыкальные и театральные деятели, мастера народного творчества, дизайнеры, литературно–художественны е критики. Это мощнейший социальный пласт, представляющий белорусскую национальную культуру. Не многие государства могут этим похвастаться.

Но давайте спросим себя: а в чем состоит вклад всей нашей огромной сферы культуры в осмысление нашим народом своего места в мире? Где романы, повести, спектакли, фильмы, воспитывающие высокие духовные качества гражданина независимой Беларуси?

Да, появляются новые книги и спектакли, посвященные белорусскому прошлому. Мы должны знать и ценить свою историю
Но мы не можем думать и говорить только о прошлом, пусть и славном, и поучительном.

Десять миллионов наших соотечественников живут в сегодняшнем мире и "учатся жизни" в основном по произведениям западной (в лучшем случае российской) масс–культуры, круто замешанной на насилии и разврате.

Возьмем, говоря словами классика, важнейшее из искусств - кино.

Чужая, заграничная жизнь сегодня широким потоком изливается на зрителей с экранов белорусских кинотеатров. В их репертуаре от 50 до 70 процентов - иностранные фильмы.

"Беларусьфильм" финансируется государством на 75 процентов (к примеру, российский "Мосфильм" - всего 35, а "Грузия–фильм" - меньше 5 процентов). Но мы так и не создали киногероев современной Беларуси, которым подражала бы наша молодежь. Замечательный фильм нашего выдающегося современника Михаила Николаевича Пташука "В августе 44–го..." - это скорее исключение.

И то, если вы хотите знать, я заставил дать сценарий. Богомолов никому не давал права ставить по своей книге. Но как узнал, что я хочу в Беларуси выпустить этот фильм, сказал: Лукашенко отдам. Я несколько раз приезжал на "Беларусьфильм". И вот, наконец, родился фильм. Хорошо, что Михаил Пташук создал эту отличную картину.

У нас большая проблема - внутренний киновидеорынок не защищен. Выдачей авторских прав, а также прав на тиражирование киновидеопродукции занимаются российские коммерческие фирмы. В результате мы "завалены" киновидеопродукцией, в которой жестокость, насилие, разврат.

Это недопустимо!

Сейчас я бы хотел спросить у творческой интеллигенции, особенно "свядомай" ее части. Какие светлые образы, вдохновляющие нашу молодежь на созидание, на добрые дела, вы противопоставляете культурной агрессии из–за рубежа? Что вообще создали за это время, кроме гвалта на площадях?

Состоялся так называемый Всебелорусский съезд интеллигенции. Какое место в работе съезда занимали вопросы создания книг, фильмов, других произведений, способствующих духовному взлету белорусского общества? Вопросы созидания, воспитания гражданина независимой Беларуси? Ответ - никакого!

Но зато предложили разделить граждан республики на три сорта: белорусов, советских белорусов и просто советских людей. Это же додумались! Вот так градация!

Ну хорошо, представим на минуту невозможное: курс поменяется, и верх возьмут идеи либерализма с культом чистогана и индивидуализма, совершенно чуждым нашему народу. Где будет наша самобытная белорусская культура и где будут эти "свядомыя iнтэлiгенты"?

Речь ведь не идет о "прославлении лидера" или его политики в духе коммунистических времен. Люди ждут от вас высокохудожественных произведений, обогащающих духовную скарбницу своего народа. Но это требует творческих мук, таланта, сил. Гораздо проще свести все творчество к сочинению памфлетов и лозунгов против Лукашенко.

Посмотрите более внимательно и уважительно на наш народ, на его чаяния и устремления. И тогда, может быть, вы создадите произведения, закладывающие духовную основу нашей независимой государственности. Тогда мы дождемся книг, спектаклей, фильмов с белорусскими героями нашего времени, которым будет подражать наша, и не только наша, молодежь.

Говоря откровенно, и государство не ставит высокой планки перед нашими деятелями искусства и культуры.

Думаю, надо мне, видимо, встретиться с представителями интеллигенции, которые стоят на патриотических позициях. И главной темой должно стать творчество - создание произведений, составляющих культурную сокровищницу современной, независимой Беларуси. Я не собираюсь диктовать, кому и что писать. Главное, чтобы были действительно высокохудожественные произведения. Тогда сам собой снимается вопрос финансирования, потому что государство готово платить за произведения мирового уровня по мировым ценам.

Государственная идеология и общественные объединения

Прежде всего - о молодежном и профсоюзном объединениях, которые должны сыграть ключевую роль в идеологической работе.

Чуть больше полугода назад в результате слияния Белорусского патриотического союза молодежи и Белорусского союза молодежи (правопреемника белорусского комсомола) была создана мощная молодежная организация - Белорусский республиканский союз молодежи (БРСМ). Происходило это при непосредственном моем участии. БРСМ получил все возможные виды поддержки.

Казалось бы, самая массовая организация, имея личную поддержку Главы государства, должна горы свернуть. Консолидировать всю молодежь, объединить вокруг себя другие молодежные организации. Вместо этого наша мощная объединенная организация входит в объединение молодежных организаций "Рада" на равных с другими организациями, среди которых немало и откровенно оппозиционных организаций.

И все происходит при полном попустительстве со стороны Минобразования, Администрации Президента, правительства, которые должны направлять это молодежное движение.

Во вторник состоялся пленум ЦК БРСМ, новым первым секретарем избран известный всем вам Михаил Сергеевич Орда. Надеюсь, что он сможет вдохнуть в организацию новую жизнь и организовать живую работу с молодежью. Но не под чьим–то "зонтиком", а вы должны сами поднять этот "зонтик", и к вам должны прийти люди.

И еще - общественные организации должны быть восстановлены в полном объеме в школах. В советские времена именно ими была сильна и интересна школьная жизнь. Октябрятскую звездочку, пионерский галстук, комсомольский значок на своей груди с гордостью носил каждый учащийся. Я с гордостью носил. Думаю, что и 99 процентов сидящих здесь тоже с гордостью носили. Я помню свой первый галстук. Я его сам утюгом (помните эти утюги, в которые угли закладывали) и гладил. Сам стирал, выглаживал, чтобы он был самым красивым. Мать купила три галстука сразу, и я всегда старался, чтобы он был чистеньким, аккуратненьким. А что было в этом плохого? Конечно, потом появилось много формализма. Но давайте хоть что–то оставим от этого, новыми идеями наполним. Пусть сохранится пионерская организация. Пусть будет молодежная организация Белорусского республиканского союза молодежи, которую мы поддержим и через которую будем проводить основные идеи. Решение принято.

Но ни в коем случае не восстанавливать с теми функциями, полномочиями, которые когда–то были. Очень разумно надо к этому подойти, чтобы не загубить добрую идею.

Прочным ядром нашего общества должна на деле стать Федерация профсоюзов Беларуси, объединяющая более 4 миллионов трудящихся.

Поле деятельности у Леонида Петровича Козика огромное. Для ваших созидательных принципов, инициатив - широчайший простор. Профсоюзная организация в коллективе - это реальное участие в производственных делах, от которых зависят зарплата, охрана труда, оздоровление людей и забота о семье, их определенный контроль.

К сожалению, профсоюзное движение еще не развернулось в полную силу, не раскрыло свой потенциал в интересах человека и государства.

Некоторые профсоюзные лидеры по–прежнему занимаются политикой, относя себя к непримиримой, враждебно настроенной к государству, оппозиции. Это - руководители отраслевых профсоюзов автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения, работников радиоэлектронной промышленности. Они пытаются навязать профсоюзным организациям государственных предприятий свою идеологию.

С ними власти не по пути. Так зачем же потакать им, позволять втягивать в их личные политические авантюры трудовые коллективы? Что, этого не видит министр промышленности Анатолий Дмитриевич Харлап? Видит, но считает, что профсоюзные дела должна решать федерация. И происходит подобное уже не один год. Даю вам еще два месяца. Будете готовы доложить раньше - приходите и докладывайте.

В стране - тысячи общественных объединений. А люди знают единицы - в первую очередь ветеранские, женские, чернобыльские организации, творческие союзы. Согласитесь: несмотря на громкие названия многих "суполак i згуртаванняў", пользы обществу от них мало.

Хочу предложить общественным объединениям, независимо от их уставных целей, заняться решением одной общей, крайне необходимой государству и народу задачи - ежедневно способствовать укреплению здоровья каждого человека: от пожилого возраста до младенцев.

Ценнее, чем жизнь и здоровье, ничего нет. Все остальное - вторичное, вытекает из этого. Давайте объединим усилия всего общества в борьбе за здоровый образ жизни. Да, это должна быть действительно борьба. Борьба с курением, с пьянством, с наркоманией.

Как Глава государства и в дальнейшем гарантирую личный пример. Так вы помогите, поддержите, покажите стране, что никто из управленческой "вертикали", прежде всего вас, не курит, не пьет (лишнего я имею в виду, а то некоторые сразу побледнели). Только делайте это честно, не прячась в кусты.

Давайте покажем себя спортивно подтянутыми, бегающими на лыжах, коньках, просто трусцой по утрам в парках, скверах, и за нами люди побегут. Выманим людей из квартир на свежий воздух - придет в здоровое движение вся страна. А движение - это жизнь.

В качестве зримого стимула я готов, по примеру ежегодной премии "За духовное возрождение", учредить специальные премии в различных номинациях под единым названием "Белорусский спортивный Олимп". Вручать такие премии можно было бы в первый день весны, который символизирует собой возрождение физических сил человека.

Жизнь и здоровье наших людей должны стать приоритетными ценностями в общественном сознании, в стратегии и тактике государственной социально–экономической политики.

Не все спортивные Эвересты мы покорим, но здоровье нации, несомненно, укрепим.

Государственная идеология и средства массовой информации

Ежедневно, ежечасно, ежеминутно идеология входит в каждый дом, каждую семью. Ее наиболее оперативными носителями являются средства массовой информации: печать, радио, телевидение. В последнее время к ним добавился Интернет. К сожалению, как "мусорка".

Особенность воздействия СМИ на сознание людей заключается в том, что информация к ним поступает из разных источников. Порой об одном и том же событии сообщения доходят противоречивые. И человеку непросто разобраться, где правда, а где ложь. Любая информационная "утка" мгновенно обрастает различными слухами и домыслами, может дестабилизировать обстановку в регионе или в обществе в целом. Не случайно во всем мире прессу называют "четвертой властью".

Глубоко убежден, журналистика - профессия государственная. В том смысле, что журналист, как никто другой из специалистов гуманитарной сферы, может активнейшим образом влиять на процессы, происходящие в стране, формировать общественное мнение о событиях и явлениях нашей жизни. Отсюда - по–настоящему государственная ответственность каждого, кто ведет разговор с читателем, слушателем, телезрителем.

Работа всех СМИ, независимо от формы собственности, должна консолидировать белорусское общество. У нас нет закрытых тем, и я далек от мысли, что средства массовой информации обязаны отражать только позитивное. Никто в государстве из–под критики не уведен.

К чести белорусских СМИ, большинство из них не стали фактором разрушения нравственных ценностей, созданных народом на протяжении веков. Не выродились в кричащие, "желтые", беспардонные газетенки, спекулирующие, простите за резкость выражения, на "чернухе" и "порнухе".

Я говорю, как вы понимаете, главным образом о государственных изданиях, а также о той "поросли" частных изданий в столице и регионах, которые далеки от откровенной одиозности. По сути, в стране едва наберется пяток печатных изданий, которые явно зациклились на огульной критике властей. На чем, кстати, и потеряли читательскую аудиторию, хотя и ставят в выходных данных явно "дутые" сведения о якобы больших тиражах.

Сегодня, к примеру, тираж самой массовой государственной газеты "Советская Белоруссия" превышает тираж крупнейшей оппозиционной газеты в 15 - 20 раз. Но я считаю, что для нашей главной государственной газеты вполне реален тираж в 500 тысяч и даже в миллион экземпляров.

Пассивность, самоуспокоенность руководителей многих республиканских и местных СМИ, их упование на постоянные бюджетные дотации, слабое владение журналистами современными информационными технологиями, недостаточная оперативность освещения событий, жанровая и тематическая бедность публикаций и телерадиопередач оборачиваются на практике серьезнейшими проблемами.

На белорусском информационном поле наблюдается ряд негативных, вызывающих тревогу тенденций. Снижаются подписные тиражи ведущих государственных газет, сокращаются объемы их розничных продаж. Значительная часть нереализованных газет и журналов идет "под нож", в макулатуру. Тем самым на ветер выбрасываются миллионы бюджетных рублей. И никого в правительстве это не волнует. За это главные редакторы должны нести ответственность, в том числе материальную. Зачем печатаете, если не продаете?

В некоторых городах Минской, Гродненской, Могилевской областей (Борисов, Слоним, Бобруйск) государственные издания уступают по тиражам частным.

Многие "районки" превратились в жалкие, примитивные информационные боевые листки, бессодержательные и скучные.

Не выплачивается вовремя зарплата - газета молчит, как, например, "Слава працы" Копыльского района. Никто из представителей местной власти не соизволил выступить в газете по этой жгучей проблеме. Почему? Нечего людям сказать? Или стыдно выходить "на трибуну"? Ждете пока на меня это все "повесят"?

Сельское население в ряде регионов спивается, уровень преступности и правонарушений растет, а "районки" ограничиваются констатацией фактов, ни к кому с живым словом не обращаясь. Я помню, совсем недавно, примерно 10 лет назад, "районка" была самой главной газетой. Я, когда боролся за депутатский мандат, старался, чтобы мои статьи разместили в "районке". Областная газета, а потом уже республиканская. "Районки" были самыми читаемыми. А сегодня что происходит? Или вы, уважаемые руководители, скажете, что у вас денег не хватает на то, чтобы издать районную газету на местном материале? Сделать ее красочной, красивой. Не хотите.

Нельзя не видеть, что наше информационное пространство активно осваивают российские издатели - сегодня распространяется уже более 3 тысяч газет и журналов. Далеко не все эти издания настроены к нам дружелюбно. Да и трудно найти дружелюбные, за исключением двух–трех.

Хаотично развивается рынок электронных СМИ, особенно кабельное телевидение, FM–вещание. В белорусском эфире доминируют зарубежные телерадиостанции, в основном российские.

Следовательно, сужается аудитория читателей, зрителей и слушателей государственных средств массовой информации. Диалог власти и народа посредством СМИ, таким образом, становится малоэффективным. Неужели вы, руководители областей, городов и районов, не понимаете, к чему это может привести?

Министерство информации (Подгайный М.В.) в данной ситуации выступает в роли статиста и наблюдателя, по существу, самоустранилось от проведения активной государственной информационной политики. Возложенные на него функции в полном объеме не выполняет.

Я требую от министра провести инвентаризацию всех имеющихся в стране информационных ресурсов. Вместе с Администрацией Президента займитесь этим и доложите. Максимально задействуйте их для формирования конструктивного общественного мнения. Но эту задачу, похоже, министр собрался решать в течение нескольких пятилеток. Такого запаса времени у нас нет. Пока раздумывает государство, активно действует частник. По количеству СМИ - статистика уже в его пользу. А ведь мы создали Мининформ именно для обустройства национального информационного пространства и эффективного государственного влияния на процессы в сфере СМИ. Пора министерству вместе с "вертикалью" брать ситуацию в руки.

Особое место в государственной идеологии занимают телевидение и радио. Человек готов отказать себе в чем угодно, но телевизор и радиоприемник обязательно купит.

Имеем ли мы сегодня качественный белорусский телевизионный продукт? Думаю, вряд ли кто из присутствующих ответит на этот вопрос утвердительно. Кроме программ новостей, рейтинг которых в последнее время значительно вырос и практически не уступает российским, смотреть, по большому счету, на телевидении нечего.

Сегодня, в эпоху спутникового телевидения, когда человеку доступен весь телевизионный мир, наш внутренний телепродукт должен быть высочайшего класса. Это - не просто конкуренция, не просто информационное соперничество. Это - борьба идеологий. Не дай Бог проиграть в этой борьбе: лишимся самого святого - государственного суверенитета, национальной самобытности белорусского народа, его духовного стержня и нравственной опоры.

Отсюда вывод и важнейшая задача - Белорусское телевидение должно находиться на переднем крае государственного строительства, формировать и вести за собой общественное мнение, а не только отражать его.

Электронные средства массовой информации - это основные провода, по которым мы сегодня доставляем до людей информацию. И надо их использовать эффективно.

В распространении информации важная роль принадлежит Министерству связи (Гончаренко В.И.). Это и своевременная доставка прессы, надежная система трансляции телерадиопрограмм, телефонизация страны. Сбои в этой сфере ощутимо влияют на настроения людей.

Нерешенных проблем здесь много. Газеты даже в районные центры поступают с опозданием. Тарифы на услуги связи растут, а их качество остается прежним. Доработался Гончаренко до того, что в наших почтовых отделениях днем с огнем не найдешь белорусскую открытку, а российскую в три раза дороже, - пожалуйста. Что, и тут выгоду ищем? Это - не мелочи, это - большая политика и большая идеология.

Поставленная вам задача "покрыть" информационное пространство нашей страны передающими устройствами, необходимыми для распространения программ белорусских телеканалов и радиостанций, до конца не решена. Почему до сих пор имеются зоны неуверенного приема даже программ Белтелерадиокомпании?

Премьер–министр доложил мне о завершении работы по обеспечению малоимущих граждан, проживающих в сельской местности, телевизорами и радиоприемниками. По информации - полный порядок: восстановлены сотни километров линий проводной связи, закуплены тысячи приемников. А после этого люди пишут мне и в газеты, что радиоточки молчат. Многопрограммные приемники пожилым людям, как говорится, сто лет не нужны. Зачем им слушать эти FM–радиостанции с их развлекательным разгулом в эфире, рассчитанным на молодежь? Эти все "жасмины", "краски", "стрелки". Какие там еще тусовочные группы? Ну "Тату" - это особое. Еще не дошло до нас "Тату", оно там по Западу еще ходит. Но и этот вирус скоро к нам придет.

Кстати, об FM–станциях. Недавно мне наши молодые артисты рассказывают: FM–радио включаешь и вы там что–нибудь "Песняров" услышите, какую–то хорошую, качественную белорусскую музыку? Что вы думаете, кто там поет? "Тату", "Стрелки", "Краски", "Блестящие", Жасмин. Алла Борисовна иногда с семьей (там хоть есть что послушать). А где белорусское? Спрашиваю у министра культуры и министра информации: как в других государствах? Там, говорят, четко установлено: до 85 процентов - национальное, а все остальное - иностранное. И этим певуньям за каждую минуту платят большие деньги. У нас же певицы и певцы нищие ходят. Они ходят, то у меня просят деньги, то к Латыпову, то вон Мясникович сколько их бедных за руку водил. Ну так же было, Михаил Владимирович? Всех где–то устраивали, где–то как–то копейки эти сшибали, кого–то просили и так далее. Так они же сами могут заработать. Но мы не даем своим людям заработать.

Нам предстоит решить принципиальные задачи в сфере средств массовой информации.

Первое. Администрации Президента и правительству необходимо добиться коренного улучшения дел в информационной сфере, изменения отношения к ней на всех уровнях государственного управления. Должно стать нормой: в реализации информационной политики государства участвует каждый руководитель. Все руководители за это отвечают персонально.

Второе. Для того чтобы информационный рынок Беларуси развивался в цивилизованных рамках, в русле государственных интересов, нужна современная, тщательно выверенная нормативно–правовая база деятельности в сфере информации. Действующий в стране с 1995 года закон о печати уже не обеспечивает должного государственного регулирования в этой области. Его надо корректировать.

Третье. Мы обязаны сделать все три канала национального телевидения визитными карточками Беларуси, лицом страны. Они должны быть равнозначными, иметь полноценные объемы вещания с государственным содержанием. Кроме того, телевизионное поле страны необходимо существенно расширить, создав в ближайшие годы как минимум три новых специализированных канала - образовательный, культурный и спортивный. Нам есть что показывать в этих направлениях.

Главное на телевидении - это картинка. А у нас первый канал - начинается информационная программа, везде голубой цвет. Это что - национальное наше? Возьмите НТВ, РТР, ОРТ, московские каналы, там в каком–то виде белый, синий, красные цвета - цвета государственного флага.

Четвертое. Нам необходимо навести порядок в радиоэфире. Сегодня в республике абсолютно вольно вещают 12 FM–станций - кто во что горазд.

Рычаги влияния у государства есть, их нужно использовать в полной мере. Радиочастотный ресурс должен распределяться на конкурсной основе.

Пятое. В республике назрела проблема технического перевооружения и существенного расширения мощностей передающих ретрансляционных центров. Нужна комплексная программа работы в этом направлении, рассчитанная на длительную перспективу, - под полную потребность всех действующих и планируемых государственных телеканалов.

Разработку, реализацию данной программы должно обеспечить Минсвязи.

Шестое. Требует качественного совершенствования работа издательско–полиграфическ ого комплекса Беларуси, система распространения печатной продукции. У нас не хватает современного полиграфического оборудования, из–за чего мы не можем позволить себе выпуск полноценных изданий. Здесь нужно объединить усилия Министерства информации (Подгайный), Управления делами Президента (Журавкова), редакторов главных наших газет, других заинтересованных, в том числе местных органов власти. Соответствующую программу действий поручаю подготовить к 1 июля 2003 года.

Седьмое. В полную силу в стране должен зазвучать голос Белорусского телеграфного агентства - единственного государственного информационного агентства. Сегодня по оперативности оно уступает рынок Беларуси не только зарубежным агентствам, аккредитованным в Беларуси ("Интерфакс", РИА "Новости", ИТАР - ТАСС, Рейтер), но и отечественным, частным, хотя доступ к государственной информации у него - первоочередной. Идеологический потенциал этой структуры следует всемерно наращивать. Критерий оценки деятельности БЕЛТА - востребованность его информационного продукта как на внутреннем, так и на внешнем рынке.

Поручаю руководству Белорусского телеграфного агентства и конкретное дело: организовать выпуск в стране добротного политического плаката.

Восьмое. Донесение правдивой информации о стране является одним из ключевых элементов внешней политики государства.

Процессы глобализации обостряют конкуренцию между странами в области распространения информации о своих национальных возможностях и конкурентных преимуществах. Поэтому отстаивание благожелательного образа Беларуси в мировом информационном пространстве должно быть нацелено на обеспечение общественных симпатий к нашей стране в мире

При назначении нового министра иностранных дел эта задача была мною поставлена белорусской дипломатической службе.

Духовные опоры человека - семья, церковь, коллектив

Веками на нашей земле главными духовными опорами людей были церковь, семья, коллектив. Эти направления остаются у нас и сейчас. Но я вас очень прошу, не перегните палку.

Если говорить о церкви (опять же, я вторгаюсь в непопулярную сферу), посмотрите, что мы творим на местах. Столько развернули строительства храмов, особенно православных, и половина, если не больше, не достроены. А там, где построили, священников не хватает. Зачем мы это делаем?

Или, допустим, вчера кое–кто еще стоял поперек дороги и не пускал на Радуницу на кладбище, а сегодня со свечками все в церкви стоят и молятся. Аккуратней это делайте. Вы же руководители, на вас все смотрят. Верите - молитесь. Не верите - чего молитесь, чего свечку в руки берете?

Раньше мы боролись против церкви, сегодня церковь патриотично настроена. Она нас поддерживает. Давайте и мы в этом плане будем поддерживать. Но давайте не уподобляться одному из директоров: ползавода переплавил, превратил в церкви. Люди возмущаются. Зачем это делать? Вот где перегиб. Вчера был активным борцом против церкви, сегодня спортзалы под храмы переделал.

Церковь не надо отвергать. Вы видите, что я для себя ввел в свою практику - два раза в году я всегда в церкви. Я им помогаю, их поддерживаю. Делаю это осторожно. Искренне высказываю и нашему Патриарху, и нашему Митрополиту свою позицию, свою точку зрения. Но от этого я не стал недругом для Патриарха. Наоборот, мы самые добрые друзья с нашим Патриархом Русской православной церкви Алексием. Потому что я это делаю искренне. И не надо стучать об пол лбом. Потому что тот, кто сегодня яро стучит лбом об пол, завтра ситуация поколеблется - и он наоборот все будет делать.

Будьте аккуратны. Не отвергая церковь, поддерживая нашу церковь, прежде всего православную, потому что 85% верующего населения составляют православные. Не отвергая и католическую церковь, потому что у нас очень много католиков. И вообще, не надо людям запрещать идти в тот храм, в который они хотят. Но все должно быть разумно.

То же самое и по семье, и по коллективу.

Коллективизм - это наше, родное, и мы это потерять не должны. Исключительна роль этих направлений в идеологии. Мне нет необходимости об исключительной роли их говорить. Центр нашей идеологической работы должен быть именно в коллективе: учебном, трудовом, производственном. Каждый его участник должен быть хорошо информирован о государственной политике, делах своего коллектива и ощущать себя неотъемлемой, полноправной частицей государства и коллектива, сознательно, по убеждению, выполнять свои гражданские и профессиональные обязанности. В этом и заключается суть человеческого фактора, определяющего наши успехи или неудачи.

Уважаемые друзья!

Таковы главные, на мой взгляд, проблемы идеологической работы. В ходе семинара нам надо обсудить более детально пути и способы их решения.

Я готов выслушать ваши обобщенные предложения. Давайте говорить откровенно, без приукрашивания ситуации. Но делать эту работу нам придется. Организовывать нам. И результаты, если они будут, - плохие или хорошие - нам с вами пожинать.

Спасибо.

—***—
Читайте нас в Яндекс.Дзен и Google News. Присоединяйтесь!
Хотите поделиться интересной новостью? Отправьте ее нам в телеграм-бот.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER.