location-icon
Фото: Соцсети
9 ноября 2023, в 19:00. Автор: Милосердный Странник

Мьянма: очередной виток сепаратизма и угроза распада

Исполняющий обязанности президента Мьянмы Мьинт Шве в ходе недавней пресс-конференции заявил, что если власти республики не смогут остановить наступление коалиции антиправительственных сил, то это может привести к непредсказуемым последствиям, включая раскол страны на несколько частей. 

"Если правительство не сможет эффективно разобраться с инцидентами в пограничном регионе, страна может расколоться на части", - сказал Мьинт Шве в ходе заседания совета национальной обороны и безопасности.

Речь идёт о боях на северо-востоке страны, в граничащем с Китаем штате Шан. Очередной виток конфликта начался после скоординированного выступления сразу трёх антиправительственных движений: "Армии Аракана", "Армии национального освобождения Та-анг" и "Армии национального демократического альянса Мьянмы".

Представители указанных группировок заявляют о том, что им удалось взять под контроль значительную часть границы с Китаем, а также захватить ряд постов и военных баз находящихся на территории штата. Кроме этого, в ряде местных СМИ курсируют слухи о захвате мятежниками нескольких небольших городов.

И хотя до сих пор не совсем понятно, что послужило искрой для текущего выступления, его искусственность практически не вызывает сомнений. Особенно на фоне тесный связей Мьянмы и Китая.

Во-первых, боевые действия в районе китайской границы практически полностью перерезают ключевые торговые пути между Мьянмой и КНР. А это наносит колоссальный урон и без того крайне нестабильной экономике страны. Во-вторых, эти события достаточно ощутимо бьют и по самому Китаю. Здесь и общая двухтысячекилометровая граница, и достаточно большая (свыше 1,5 млн. человек) китайская община.

Кроме этого Мьянма является важным партнёром Китая в Юго-Восточной Азии. В частности, она активно участвует в реализации инициативы "Один пояс - один путь". Также в интересах Китая в регионе действуют несколько региональных газо- и нефтепроводов, ведётся обсуждение проекта по созданию в приграничных районах разветвленной железнодорожной сети.

Соответственно, превращение Мьянмы в зону нестабильности (неважно будет это полный распад страны, или же очередная гражданская война в формате "все против всех") сразу же поставит на всех экономических планах Китая в этом регионе большой жирный крест.

Что же касается истоков вооруженного сепаратизма в Бирме/Мьянме, то они уходят своими корнями в историю. А если точнее, в период сразу после получения тогда ещё Бирмой независимости (1948 г.). Впрочем спустя несколько десятилетий кровопролитных внутренних конфликтов, пришедшее к власти новое поколение армейских генералов пришло к выводу о бесперспективности исключительно силовых методов подавления сепаратизма. И был выбран новый курс - "сила+ переговоры". И именно эта модель применялась на протяжении всех последующих десятилетий (исключением их этого правила стала только проблема бенгальцев-рохинджа в штате Ракхайн (Арака́н)).

Новая модель ведения дел состояла, по сути, из трёх ключевых принципов:

Во-первых, с каждым племенем, этнической группой или религиозной/политической группировкой переговоры велись отдельно. В большинстве случаев, этот способ позволял достигать оптимального компромисса, при котором более сильные фракции получали весьма солидный объём полномочий, а меньшие — довольствовались ограниченными уступками.

Во-вторых, почти всегда переговоры начинались с демонстрации силы центральных властей. Против особо упорствующих перед переговорами могла проводится масштабная военная операция, после которой мятежникам демонстрировали "пряник" в виде переговоров и определенных уступок.

В-третьих, ключевым и неподлежащим пересмотру на любых переговорах условием был вопрос государственного устройства страны. Точнее он просто не обсуждался, с ним предлагали согласиться по факту.

Эта модель позволила центральным властям найти точки соприкосновения практически со всеми фракциями, и дала возможность установить на большей части территории страны пусть и хрупкий, но мир.

"Финалом" данного процесса стало заключение в октябре 2015 г. Общенационального соглашения о прекращении огня. При этом трём вышеупомянутым этническим военным группировкам — "Армии демократического альянса Мьянмы", "Армии национального освобождения Та-анг" и "Армии Аракана" — в допуске на эти переговоры было отказано. Официальной причиной послужило отсутствие у данных группировок соглашений о прекращении огня с правительственными войсками.

Впрочем, если судить по данным открытой печати, последние несколько лет особой активности данные группировки и не проявляли. И, тем более, не шло речи об их объединении в единую коалицию. Так что ближайшее будущее этой страны подернуто легкой поволокой тумана и неизвестности.

Что весьма печалит, так как несмотря на разделяющее нас расстояние, у Беларуси и Мьянмы весьма тёплые и дружественные отношения. Более того, Мьянма, как и Беларусь, является одним из центров сопротивления глобальной либеральной системе, которая обложила её санкциями и поддерживает там вооружённую оппозицию и сепаратистов (знакомые нотки "мировой демократии", не так ли?).

—***—
Читайте нас в Яндекс.Дзен и Google News. Присоединяйтесь!
Хотите поделиться интересной новостью? Отправьте ее нам в телеграм-бот.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER.