location-icon
31 июля 2023, в 18:05. Автор: NPR.BY

Что такое человек? Часть 3: образование и становление «нового» человека

Несмотря на падение человека, божий план не меняется: Бог все равно желает, чтобы человек был главным в созданной для него вселенной[1], чтобы его образ и подобие полностью раскрывались в человеке. А для этого нужно вывести его из противоестественного состояния в вышеестественное (сверхъестественное), что Бог и делает своим воплощением.

Боговоплощение. Состояние человеческой природы Христа до Воскресения и после

Божьи заповеди, данные через Откровение, не только были даны для удержания человечества от зла, но и ставили задачу воспитать такого святого человека, через которого Бог может родиться в этом мире.

Через ангела Бог просит разрешение у Девы Марии родиться через нее в этот мир. После ее согласия (Лк. 1:26–38) на нее «сошел Святой Дух, очищающий Ее и дарующий Ей силу для принятия Божества Слова, а вместе и для рождения Его»[2]. «Чистая по собственному состоянию тела и духа сделалась чистейшей от творческого всесильного действия, произведенного в Ней животворящим, очищающим, обновляющим, изменяющим, претворяющим Свои сосуды Духом Божиим»[3].

По церковному преданию, «Бог-Слово» при воплощении воспринимает от Святой Девы тело и душу человеческую, но личность во Христе не человеческая, а Бог-Слово[4], который является Сыном Бога-Отца (Ин. 1:14). «Нетварное Лицо Само творит Свою человеческую природу, и она с самого начала есть „человечество“ Слова»[5]. «У Христа две воли, два разума, два образа действия, но они всегда соединены в одном Лице. В каждом Его действии присутствуют две энергии: энергия Божественная и энергия человеческая»[6].

Человеческая природа всегда зарождается с личностью, а значит, Бог-Слово во Христе «воипостазирует» эту природу[7]. При этом Бог-Слово «рождаясь, как Младенец, в вифлеемских яслях, повешенный на кресте или покоясь во гробе, Он продолжает управлять всем тварным миром по Своему всемогуществу, по Своему Божеству, не претерпевающему никакого в Себе изменения»[8]. Бог-Слово ни при каких обстоятельствах не покинет душу. Так как природа души человеческой не может существовать без личности, то поэтому Личность Бога-Слова навсегда с душой соединилась неразлучно.

Христос, соединившись с человеческой природой, принял на себя все несовершенства, все ограничения того тела, которое имеют отныне все люди после грехопадения человека[9]. «Христос воспринял все естественные и беспорочные страсти, без удовлетворения которых невозможно продолжение жизни человека в условиях нынешнего земного существования. Естественными страстями называются необходимые действия (энергии) падшей природы, которые не подчиняются сознанию и которые свойственны всем неразумным животным (голод, жажда, утомление, сон, возрастание, старение и т.п.)»[10].

Однако Христос, подчинившись всем ограничениям тела, остался чуждым повреждениям, которые передают родители своим детям после рождения. Душа его была чиста от семени страстей и чужда порочных направлений воли и сознания[11]. Если в человеке воля «природная» после грехопадения чаще всего тяготеет к «противоприродному», а воля «личностная» постоянно выбирает, то во Христе – «две естественные воли, но нет человеческого „свободного выбора“. В Его личности не может быть конфликта между двумя природными волями, потому что эта личность не есть человеческая ипостась, которая, вкусив от рокового плода, должна непрестанно выбирать между добром и злом»[12]. «Воля Сына тождественна воле Отца, человеческая же воля, ставшая волей Слова, есть собственная Его воля, и в этой собственной Его воле содержится вся тайна нашего спасения»[13].

Человеческая воля Христа свободно желала того, чего желала воля Божественная[14], и не желала того, что противно Богу. Человеческая воля естества никогда не противилась личностной воле Бога-Слова, но всегда ей управлялась[15].

«Свойства человеческой души у Него не изменялись, как у нас, в страсти, а действовали сообразно природе, подчиняясь духу и управляясь им»[16]. «Несмотря на то, что воспринял природу падшую, со всеми ее немощами, Христос сохранил в то же время человеческое естество чистым и непорочным»[17].

«По причине обожения человеческого естества во Христе обожилось и само человеческое познание, однако оно не претворилось в Божественное всеведение, так как всеведение есть свойство Божественного естества, но в ипостасном единстве со Словом оно обогатилось Божественным всеведением, не переступая границ естества человеческого»[18].

Послушанием Богу-Отцу Христос совершенно искоренил в своей человеческой природе корень и зародыш греха – себялюбие и самость[19].

Поскольку падшую человеческую природу могло исцелить и изменить только соединение с Богом, то Бог-Слово, соединившись с человеческой природой и став человеком, в своей человеческой природе образовал свойства ненавидеть беззаконие и любить правду. Это и была причина вочеловечения Бога[20]. В свое подверженное тлению и, по мысли свт. Афанасия Великого, способное умереть[21] тело Христос насадил жизнь[22]. Целью Иисуса Христа было ­возвратить человека к Богу, чтобы он, отвергнув «образ жизни ветхого человека… облекся в нового человека» (Еф. 4:22-24). Этот спасительный перелом (изменение) человеку необходимо претерпеть, «чтобы как из приятного произошло скорбное, так и из скорбного вновь возникло приятное»[23]. «Воплощением Бога Слова в человеческое естество внесена Божественная закваска, которую должен вскиснуть весь мир»[24]. Восприняв человеческую природу, Христос «возрождает и пересозидает человека» и тем самым исцеляет падшее человеческое естество[25].

«Соединившись, Он не только исправил повреждение, внесенное в естество человеческое Адамом, но и сообщил естеству человеческому нечто большее. Христос человеческую природу возвел в состояние вышеестественное, которое не имел Адам. «Все твари свои любит Бог», – говорит свт. Феофан Затворник, – «Но преимущественную любовь являет к человеку. Когда он пал, не оставил его, но… восставил его дивным устроением спасения… человек становится большим, нежели каков был в творении»[26]. Подобную мысль можно найти и у свт. Григория Нисского: «Человек превосходит свое собственное естество: из смертного становится бессмертным, из тленного – нетленным, из временного – вечным; одним словом, из человека – богом»[27]. Свт. Григорий Богослов также имеет подобный взгляд: «Он воспринимает мою плоть, чтобы и образ спасти, и плоть соделать бессмертной. Он вступает во второе с нами общение, гораздо чудеснее первого, поскольку тогда даровал Он нам лучшее, а теперь восприемлет худшее; но сие боголепнее первого, сие выше для имеющих ум!»[28].

Все действия Иисуса Христа имеют общечеловеческое значение. «Бог Слово открывает человеческому естеству горизонты бесконечного божественного преуспеяния и по пути спасения возводит [людей] к самому совершенному обожению»[29]. Без преображения человеческого естества из порочного в святое, из злого в доброе, из смертного в бессмертное, невозможно было спасение всего человечества. Этой позиции придерживался ряд святых,[30] таких как свт. Григорий Богослов: «Не говорю: один воссоздан, а другой нет, но все мы воссозданы»; свт. Кирилл Александрийский: «Без сомнения весь мир спасен… ведь Его смерть освящает всё и вся»; а свщмч. Ириней Лионский вообще считал, что «своим страданием Господь совершил спасение вселенной».

После всеобщего воскресения Иисус Христос «полностью удалит грех и смерть из вещественной природы и явит новое небо и новую землю» (2 Пет. 3:13). Преображенное человечество, пребывая в вышеестественном (сверхъестественном) состоянии, своей синергичной жизнью с Богом начнет преображать всю тварь в природе[31].

Таким образом, исходя из вышеизложенного, можно выделить два важных аспекта: природный и личностный. Рассматривая природный аспект, можно увидеть, что во Христе человеческое тело было в состоянии "кожаных риз". Это состояние тела ап. Павел именует "телом душевным" (1 Кор. 15:44). В этом состоянии человек может жить духовной жизнью и быть святым (Лев. 11:44). Это состояние тела человека, с точки зрения нравственности, безукоризненно. Оно может проявлять "Божественный свет", как это было у Моисея (Исх. 34:29–30) и у Христа при Преображении (Мф. 17:2). Однако у этого состояния есть предел совершенствования, определенный срок служения, т. е. процесс старения и умирания. Ему присуща биологическая жизнь. В этом состоянии тела человек не может выйти за рамки материального мира. После Воскресения у Христа уже "тело духовное". Это состояние человеческой природы уже вышеестественное.  Это и есть полностью сформированная новая человеческая природа. В этом состоянии тело способно реализовывать бесконечный потенциал, заложенный Богом в личность, которая есть Образ Божий. Тело стало нетленным, получило способность выходить за рамки материального мира в духовный и пребывать там.

При рассмотрении же личностного аспекта можно увидеть, что Христос своим волевым подвигом внес в человеческую природу «Божественную закваску», которая при синергии с Богом впоследствии приводит человеческую природу к состоянию, в котором невозможно грешить.

Нравственный подвиг Христа

В чем же состоял подвиг Иисуса Христа и почему он имел важное значение для всего человечества?

Несмотря на 30 лет святой жизни, человеческая природа Христа перед выходом на общественное служение обязательно нуждалась в содействии Духа Святого. Одно дело жить скромно, святой жизнью в уединении, не привлекая к себе внимание. Совсем другое дело, когда человек рождается для того, чтобы свидетельствовать об истине (Ин. 18:37) и разрушать дела дьявола (1 Ин. 3:8). Через крещение Иоанново Христос Своим действием не только явил себя Иоанну Крестителю, который не знал Его и должен был указать народу на Него (Ин. 1:31,33), а еще и погрузил[32] свою человеческую природу в жертвенное служение Богу.

Не только люди, но и весь мир падших ангелов ожидал этого события, так как падшие ангелы еще 30 лет назад узнали о рождении Мессии (Лк. 2:10–18) и все это время наблюдали за ним. И Христос знал, что ему предстоит таинственная встреча с дьяволом, и дьявол, как главный из падших ангелов, также ждал этой встречи, чтобы встретиться лицом к лицу с этим необычным праведником. Одного только не знал дьявол: ему предстоит соблазнять Божественную Личность. Сошедший в процессе крещения Дух Святой ведет Христа в пустыню для испытания человеческой природы, в процессе которого развивается новое состояние душевно-телесной природы.

После 40 дней воздержания от пищи (Лк. 4:2), происходит встреча, подобная той, которая была у первого человека до грехопадения.

Видя нужду Христа в пище, дьявол вступает с ним в разговор (Мф. 4:3) и призывает его использовать для утоления голода сверхъестественные способности, которыми он обладает как Сын Божий. Христос отказывается от совета, так как знает, что для человеческой души это действие принесет вред. Он знает, что нужно немного потерпеть естественную нужду, что «верен Бог, Который не попустит быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы человек мог его перенести» (1Кор. 10:13) и что эта не та ситуация, где нужно использовать сверхъестественные способности.

Дьявол не останавливается и предлагает собеседнику сброситься с крыши храма и использовать свои сверхспособности для постепенного приземления, чтобы этим чудом привлечь к себе внимание и славу своего народа. Но и здесь Христос был непреклонен. Ему не нужна слава от человеков (Ин. 5:41), и он не для того пришел в мир, чтобы привлекать к себе таких людей, которые ищут или требуют знамения и чудеса, так как, по его мнению, искать знамения может только «род лукавый и прелюбодейный» (Мф. 12:39). Он пришел для того, чтобы «взыскать и спасти погибшее» (Мф. 18:11); «пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию» (Лк. 5:32); ищет того, «кто будет исполнять волю Отца Небесного» (Мф. 12:50); ищет Себе таких поклонников, которые «будут поклоняться Отцу в духе и истине» (Ин. 4:23); Ему нужны такие ученики, которые пребудут в слове Его (Ин. 8:31) и будут соблюдать заповеди Его (Ин. 14:15); Он желает, чтобы все покаялись и веровали в Евангелие (Мк. 1:15); Он пришел не судить мир, но спасти мир (Ин.12:47).

В следующем искушении дьявол предлагает Христу властвовать над всеми своими царствами мира, которыми управляет небольшое количество начальствующих через жесткое подчинение, угнетение, эксплуатацию, насилие и властвование (Мф. 20:25). Христос отказывается от этого предложения, так как «Царство Его не от мира сего» (Ин. 18:36). В Его Царстве все противоположно дьявольскому устроению: больший тот, кто более служит и трудится для пользы ближнего (Мф. 20:26–27), а начальствующий – как служащий (Лк. 22:26). Христос «уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Флп. 2:6–7). Он  был посреди общества как служащий (Лк. 22:27). Он желает, чтобы в этом мире устроение общества было таково: «сильные должны сносить немощи бессильных и не себе угождать. Каждый… должен угождать ближнему, во благо, к назиданию» (Рим. 15:1–2). Да и вообще, он в этот мир «не для того пришел, чтобы Ему служили, но, чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф. 20:28).

Христос считает, что неправильно жить такими «ценностями» (Лк. 16:15), которые предлагал ему дьявол и поэтому призывает его оставить такой образ жизни и следовать за ним[33], так как истинный смысл жизни – служение Богу: «Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи» (Мф. 4:10). Только в исполнении воли и совершении дел Божьих Христос находит для Себя ценность, только этим Он насыщает Свой ум и сердце (Ин. 4:31–34).

Дьявол удалился от Христа, тем самым показав, насколько ему противно слышать о таком устройстве мира, где нужно служить кому-либо, ведь служение уничтожает весь принцип устроения его «мира». Дьявол стал готовиться к тому, чтобы убрать Христа из этого мира, так как понимал, что если дать ему свободно проповедовать свои идеи, то «весь мир пойдет за Ним» (Ин. 12:19), а он потеряет власть.

После этих испытаний для человеческой природы открывается возможность взаимодействия с ангельской природой. Благодаря волевому решению в Христе вступает в действие Божественная закваска, которая при синергии с Духом Святым начинает развивать в человеческой природе нового человека. Тот разрыв взаимодействия со святой ангельской природой, который произошел после грехопадения первых людей, отныне восстановился. Как только Христос своей человеческой природой стойко выдержал искушение, так сразу же «ангелы приступили и служили Ему» (Мф. 4:11).

Так почему же Христос использовал сверхспособности, когда чудесно насытил около 5000 человек (Ин. 6:5–13), исцелял больных (Ин. 6:2), воскрешал (Лк. 7:12–15; 8:53–55; Ин. 11:39–44), шел по морю (Ин. 6:19), укрощал стихии (Мф. 8:26)?

Если проанализировать ситуации, когда Христос совершал чудеса, то можно увидеть закономерность: он всегда использовал сверхспособности не для своей пользы, а прежде всего для служения и пользы ближнего.

Проявление самопожертвования, милосердия, заботливости, служение ближнему и т. п. – это свойства нового человека, суть которого – не для себя жить «и не себе угождать», но для Бога и «во благо, к назиданию» ближнего (Мф. 22:37-40; Рим. 15:1–2).

Дух Святой дается человеческой природе для служения, а не для личного земного благополучия. Если же служения не будет, то Дух Святой отойдет. Так и случилось с первыми людьми, которые попали под влияние дьявола и использовали свое благодатное состояние в угоду себе. Христос же отказался использовать сверхспособности в угоду своей человеческой природе.

Дух Святой сошел на человеческую природу Христа при крещении для того, чтобы «благовествовать нищим.., исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу.., благовествовать Царствие Божие, призвать… грешников к покаянию.., спасать души человеческие.., взыскать и спасти погибшее, ибо на то… Он был и послан» (Лк. 4:18,43; 5:32, 9:56, 19:10). В процессе служения все это он исполнил.

Новый человек желает не только иметь Бога главной ценностью и питать ум только Им, но и не желает жить вне Бога и его заповедей[34]. Христос пришел с проповедью Царствия Божьего для формирования нового человека и тем самым разрушить дьявольский мир, построенный с помощью ветхого человека. А ведь «для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола» (1 Ин. 3:8).

Дьявол принял решение убить Христа. Зная об этом, Христос постоянно напоминал своим ученикам: «вложите вы себе в уши слова сии: Сын Человеческий будет предан в руки человеческие, но они не поняли сло́ва сего, и оно было закрыто от них, так что они не постигли его, а спросить Его о сем слове боялись» (Лк. 9:44–45). Ученики не могли понять Христа потому, что «пророческая идея Мессии в их понимании отождествилась с представлением земного царя, который будет избран и освящен Богом на совершение еврейского дела – устроение земного еврейского царства, грозное отмщение всем врагам еврейского народа и желательное подчинение евреям всех народов земли»[35]. Лишь только ап. Петр, отозвав его, попытался ему возражать и тут же получил жесткий ответ: «отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что́ Божие, но что́ человеческое» (Мф. 16:22,23).

Христос знал, что они находились под влиянием ложного образа Мессии и потому призывал отбросить эти мысли, если хотят продолжать оставаться его учениками и продолжать с ним служение: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф 16:24); «кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает. (Мф. 12:30); кто любит отца или мать, сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф. 10:37).

Желающего встать на новый путь жизни и стать его учеником он призывает отрешиться от своего ветхого образа жизни (суть которого – удовлетворение ветхого человека), а все то, что уводит от узкого и тесного пути (Мф. 7:13,14), на котором взращивается новый человек, безжалостно отвергать и отсекать. Потому что лучше одному становиться новым и быть с Богом, чем с большинством, не желающим быть с Богом, и оставаться ветхим, постепенно деградируя (Мф. 16:24; 18:8–9). Поэтому Он и призывал своих учеников не брать в пример и отвергать ту лицемерную праведность, которая была у фарисеев, не зависеть от мнения людей и не принимать славы от них: «если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (Мф. 5:20); «Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете?» (Ин. 5:44).

Входя в Иерусалим, Он снова повторил: «совершится все, написанное через пророков о Сыне Человеческом, ибо предадут Его язычникам, и поругаются над Ним, и оскорбят Его, и оплюют Его, и будут бить, и убьют Его: и в третий день воскреснет. Но они ничего из этого не поняли; слова сии были для них сокровенны, и они не разумели сказанного» (Лк. 18:31–34).

К тому времени Христос совершил столько чудес, что народ начал верить в него (Ин. 11:39–53), как в обещанного Богом Мессию, и неотступно его слушал (Лк. 7:16,17; 19:48). Первосвященники и фарисеи считали, что вследствие этого может произойти народное восстание и стать поводом для римлян уничтожить остатки самостоятельности, которая оставалась у иудеев: «…саддукейская партия…  благодаря римским ставленникам – Иродам, державшая в своих руках первосвященство, бывшее для них крупным источником обогащения, боялась всякого народного смятения и готова была прибегнуть ко всевозможным мерам, чтобы устранить повод к какой-либо подозрительности и недовольству римлян»[36]. Поэтому они приняли решение убить Христа. И эта возможность предоставилась им через Иуду.

Своим нежеланием стать царем Христос вызвал недовольство Иуды, и поэтому он принял решение его предать.

Как же ученик, столько времени пребывавший со Христом, мог совершить такой поступок?

(В падшем поврежденном состоянии можно совершить всякое зло. По тем данным, которые имеются в тексте, можно попытаться лишь примерно выстроить логику падшего ума.

Возможно, у Иуды сразу же начали появляться сомнения, об ошибочности выбранного пути. Внимание недовольного падшего ума, тут же начало впитывать весь негатив, который появился в обществе при возникших спорах о Христе: «Онобольщает народ …» (Ин.7:12); «…не правду ли мы говорим, что Ты Самярянин и что бес в Тебе (Ин. 8:48); а «многие из них говорили: Он одержим бесом и безумствует; что слушаете Его?» (Ин.10:20).

Вероятно, тут же начали всплывать в уме Иуды все те мрачные перспективы, странные и неприятные высказывания, совершенные действия, которые он ранее слышал и видел от Христа: «…деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул…»; … не собирайте себе сокровищ … ; не берите с собою ни золота, ни серебра ; будут отдавать вас в судилища и в синагогах своих будут бить вас …, … будут предавать вас на мучения…, … будете ненавидимы всеми за имя Мое; …будут гнать вас…, будут убивать вас… ; … кто не берет креста своего … ; кто не собирает со Мною, тот расточает; «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь» («какие странные слова! кто может это слушать (Ин. 6:60)»), … если же рука твоя и нога твоя соблазняет, отсеки их …, если глаз твой соблазняет тебя, вырви его …; «кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником»; «так и вырабы ничего не стоящие»; «…все, что имеешь, продай и раздай нищим…»; «кто хочет быть первым …да будетслугою, да будет всем рабом…» (Мф. 6:19; 10:17-18,22; 12:9,30; 18:8,9; 19:28; 21:12; 24:9; Ин. 6:56,60; Лк.14:33; 17:10; 18:22; Мк. 10:43,44).

Тут и книжники с первосвященниками, давно желающие прекратить для себя этот беспредел и с хитростью схватить за вознаграждение Христа (Лк. 19:47,48). Все это могло стать вспомоществующими аргументами при принятии такого решения. Ветхому падшему уму, полностью погрузившемуся в земную жизнь, не желающему отрешиться от своего состояния – трудно вместить то, к чему взывает новый человек: «Душевный человек не принимает того, что́ от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно» (1Кор.2:14). К концу земного служения Христа, у Иуды окончательно осквернился ум и совесть: «Для чистых все чисто; а для оскверненных и неверных нет ничего чистого, но осквернены и ум их и совесть» (Тит.1:15). Об этом давно знал и Христос: «…не двенадцать ли вас избрал Я? но один из вас диавол. Это говорил Он об Иуде Симонове Искариоте, ибо сей хотел предать Его…» (Ин. 6:70,71). О том, что так он и не очистился от своих мыслей, повествует текст: «во время вечери, когда диавол уже вложил в сердце Иуде Симонову Искариоту предать Его…, Иисус говорит апостолам: вы чисты, но не все. Ибо знал Он предателя Своего, потому и сказал: не все вы чисты» (Ин.13:2,10-11). Совесть у Иуды вероятно уже находилась в бесчувственном состоянии: «когда они ели, Христос сказал: один из вас предаст Меня; при этом Иуда … сказал: не я ли, Равви (Учитель)?» (Мф.21:25). Даже в последние минуты совместного пребывания Христос явно своими действиями дает ему возможность раскаяться в своем намерении: «и обмакнув кусок, подал Иуде … Искариоту» (Ин. 13:26), но Дух Святой, так и не видя в нем желания раскаяться, оставляет его: «И после куска вошел в него сатана» (Ин. 13:27).

Видно, что происходит на духовном уровне в ветхом состоянии человека, с его умом и совестью, когда личность не желает бороться со своими порочными желаниями и к каким последствиям это приводит; как после этого Дух Святой оставляет  человека и кто входит вместо него.

Ситуация с предательством Иуды контрастно передает разницу поведения между ветхим и новым человеком.  Поступок Иуды – это поступок ветхого человека, а любовь Христа к Иуде – это проявление нового человека.

В своей прощальной беседе с учениками он дает понять всем: чтобы быть с Богом, и чтобы произошло в человеке полное нравственное изменение, нужно идти с ним его путем, т. е. путем жизни жертвенного служения Богу: «Я есмь путь и истина, и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14:6). Для того, чтобы идти его путем, ощущать его присутствие и благодаря этому нравственно изменяться на этом пути, им и отцом был послан Дух Святой, который научает всему и напоминает все, что говорил Христос (Ин. 14:26; 15:26). Для того, чтобы был послан Дух Святой, Христос должен был пройти до конца тот путь жертвенного служения, на который он послан был в этот мир, и совершить то дело, которое Отец поручил ему исполнить (Ин. 12:27,47; 16:28; 17:4, 18:37). А для того, чтобы совершить дело Божье, нужно было претерпеть ужасные истязания и мучения. Христос привел в своем земном служении свою человеческую природу к самому главному испытанию, пройдя которое окончательно был сформирован новый человек.

Почему нужно было претерпеть эти ужасные муки?

При внимательном рассмотрении текста, можно увидеть несколько факторов, которые привели к таким последствиям:

  • Дьявол использует, на тот момент времени, максимально ужасный вид казни на том человеке, который покусился разрушить его власть в этом мире: «Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее» (Лк. 4:6). Присутствие Христа в этом мире и распространения его учения разрушает дьявольскую власть. Также, последователям Христа, нужно было показать, что ждет их. Чтобы, увидев такие мучения, они отказались когда-либо вступать на такой путь, которым шел Христос.
  • Дьявол реализует это дело, руками своего творения ­– ветхого человека. Религиозное начальство к тому времени окончательно нравственно деградировало: тот "виноградник", которым они завладели ­– использовали не для того, чтобы, служа Богу воспитывать святого человека, а для того, чтобы использовать его для своего земного благополучия (Мф.21:33-36). Христос как "наследник виноградника", своим пришествием, отбирал у них власть над этим виноградником, и по этой причине было принято решение убить его и как можно быстрей (Мк. 15:1): «…это наследник; пойдем, убьем его и завладеем наследством его» (Мф. 21:38). По ложно истолкованному закону, синедрионом выносился смертный приговор (Мк. 14:62-64; Ин. 19:7). Так как иудеям не позволялось никого предавать смерти, а только через римский суд можно было совершить смертную казнь, то по этой причине Христа повели к римскому правителю, на которого искусно надавив народным криком, заставили приговорить Его смерти римским способом казни – через распятие на кресте (Ин. 18:31, 19:6-17). Римская смертная казнь, на деревянном кресте, подходила для того, чтобы присвоить Христу статус проклятого: «ибо проклят пред Богом [всякий] повешенный [на дереве]» (Втор.21:23). Статус нужен был для того, чтобы еще более обесчестить Христа перед народом и тем самым, утвердить мысль в народе, что он точно злодей, который заслуживал такую смерть[37]: «не соглашайся с ним и не слушай его; и да не пощадит его глаз твой, не жалей его и не прикрывай его, но убей его; твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтоб убить его, а потом руки всего народа;ибо он покушался отвратить тебя от Господа, Бога твоего, … весь Израиль услышит сие и убоится, и не станут впредь делать среди тебя такого зла» (Втор. 13:8-11).)

Вися на кресте, возгласив – «Боже Мой! Боже Мой! На что (εἰς τί) ты меня оставил?» (Мк. 15:34), человеческая природа нового человека выразила свое состояние – она не желала жить вне Бога и не желала быть оставленной Богом. Как только Божественная Троица «зафиксировала» сформированность неотступного состояния, тут же Христос возгласил: «Совершилось(Ин. 19:30).

Таким образом, этот подвиг состоял в возникновении и сформировании качеств нового человека, которые Христос внес в человеческую природу своими страданиями. В этом и состоит совершенство состояния человеческой природы, что отличительными качествами ее после всеобщего воскресения будут неотступность от Бога, нежелание быть оставленной Богом и нежелание жить вне Бога. Вероятно, это и имел виду ап. Павел, когда писал в послании: «Следовало же Ему, ради Которого – все и через которого – все, введшего многих сыновей в славу, предводителя спасения их через страдания сделать совершенным (τελειῶσαι)» (Евр. 2:10).

Бог-Слово, Сын Божий на протяжении всего жертвенного служения не выходил за рамки возможностей человеческой личности. Это было его самоуничижение и умаление: «…уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Флп. 2:7). Самоуничижение Христа для того и нужно было на протяжении всего земного жертвенного служения, чтобы данный через рождение свыше (Ин. 3:3–8) Дух Святой воспитывал в людях такую же личность, какой была, с нравственной точки зрения, в земной жизни Личность Христа.

"Новый" человек и его нравственный образ 

Характерные особенности нового человека, которыми должен обладать ученик Христа, изложены на основании его высказываний:

  1. Любить Бога всем сердцем и ближнего, как самого себя (Мф. 22:37–40; Ин. 13:34).
  2. Не искушать Бога (Мф. 4:7).
  3. Духовно служить и преклоняться только пред Богом (Мф. 4:10), а не прихотям или похотям человеческим (1 Кор. 7:23).
  4. Бог всегда должен быть на первом месте (Мф. 10:37–38).
  5. Строго отвергать то, что мешает думать, жить, действовать по воле Божьей (Мф. 5:29–30; 16:21–24; 18:8–9).
  6. Быть кротким (Мф. 5:5).
  7. Быть милостивым (Лк. 10:33–37).
  8. Иметь чистое сердце (Мф. 5:8), не имеющего злого умысла (Мф. 15:18–20).
  9. Искать Царства Божия и стремиться к нему (Мф. 6:33).
  10. Не кичиться ученостью и не проявлять напоказ свою духовную жизнь (Мф. 5:20).
  11. Быть служащим ближнему своему для нравственной пользы его, а не властвовать над ним за счет интеллектуального, материального или физического превосходства (Мф. 20:26–28, Лк. 22:24–27).
  12. Даже в мыслях не вожделеть запретного (Мф. 5:28) и не думать плохо о ближнем (Мф. 9:4; Мк. 2:6–8).
  13. Быть: снисходительным к врагу, благословляющим проклинающего, благодушным к ненавидящему и молящимся за обижающего (Мф. 5:44).
  14. Стараться проявлять милость тайно, чтобы никто об этом не знал (Мф. 6:2–4).
  15. Постоянно нравственно совершенствоваться (Мф. 5:48).
  16. Быть искренним (нелицемерным) (Мф. 6:5–8; Лк. 12:1).
  17. Наблюдать за своим нравственным состоянием, а не за чужим (Мф. 7:5; 15:18–20; 23:23,25–28).
  18. Не судить по наружности, но судить праведно (Ин. 7:24).
  19. Учиться прощать ближним их проступки (Мф. 6:14-15; 18:35; Лк. 17:3).
  20. Выглядеть чистым и опрятным (Мф. 6:17).
  21. Меньше слов о Боге, больше дел по воле Божьей (Мф. 7:21; 15:8).
  22. Быть в душе странником, не имеющим, где приклонить голову (Мф. 8:20), так как «наше же жительство – на небесах» (Флп. 3:20).
  23. Не быть боязливым (Мф. 8:26).
  24. То, что даром получено, то даром давать (Мф. 10:8).
  25. Быть предусмотрительным, не злопамятным и не мстительным (Мф. 10:16).
  26. Быть смиренным перед Богом (Мф. 11:29).
  27. Быть заботливым к нуждающемуся (Мф. 25:35–36; Лк. 3:11).
  28. Не бояться быть гонимым за правду (Мф. 5:10).
  29. Не стыдиться веры во Христа и отстаивать его учение (Мк. 8:38), а будучи ненавидимым – терпеть до конца (Мк. 13:13; Лк. 21:19).
  30. Давая взаймы – не требовать определенного, довольствоваться необходимым (Лк. 3:12–14).
  31. Вступившим на путь развития нового человека не сходить на путь ветхого человека (Мф. 7:13–14; 11:12; Лк. 9:62).
  32. Не быть излишне заботливым и суетливым в отношении земных ценностей (Лк. 10:41–42; 21:34).
  33. Избегать любостяжания, так как «жизнь человека не зависит от изобилия его имения». (Лк. 12:15).
  34. Не воровать (Ин. 12:6), (ср. Исх. 20:15).
  35. Не быть сребролюбивым (Лк. 16:14).
  36. Не быть лукавым, т. е. коварным, уклончивым от правды, обманывающим ближнего (Ин. 1:47).
  37. Не искать знамений и чудес (Мф. 16:4; Лк. 11:16; Ин. 4:48).
  38. Избегать славы человеческой, но искать славы Божьей (Ин. 5:41,44; 6:15; Ин. 12:42–43).

«Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и позна́ете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8:31–32). Поэтому «если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин. 14:15). Знайте же, что «вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам» (Ин. 15:14). Тот же, кто «соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин.14:23).

Новый человек и его становление Духом Святым

Важным условием для вступления в отношения со Христом является необходимость раскаяния в жизни по образу ветхого человека, нежелание продолжать так жить и желание «облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины» (Еф. 4:24). При правильном устроении ума, в таинстве Крещения и через рождение свыше (Ин. 3:3–8) происходит зарождение нового человека. Однако, к этому важному событию многие подходят формально: «по традиции», «так надо», «чтобы все было хорошо», «чтобы ребенок не плакал и не болел» и т. п. Но «Крещение само по себе не может быть гарантией ни здоровья, ни какого-либо земного благополучия, ни спасения. Только при правильной духовной жизни семя Крещения может прорасти в душе человека и принести добрые плоды»[38].

«Крещение – это не пустой обряд и не магическое действо, которым можно заставить Духа Святого войти в человека»[39]. Прекрасно об этом писал свщмч. Фаддей (Успенский), говоря о реальном состоянии веры многих христиан: «Правда, многих крещеных нельзя назвать воскресшими духовно, так как духовная жизнь их ничем не отличается от жизни некрещеных. Можно креститься водой, не восприняв благодати Духа Животворящего (см.: Ин. 3:5), ибо сия благодать ни в кого не вселяется помимо желания его. Чтобы благодать Крещения была воспринята (см.: 2 Кор. 6:1), крещеный должен привиться... к доброй маслине – Христу – через веру и любовь, которые обильно вселяют в душу человека жизнь Христову, а также через борьбу со страстями, мертвящими душу, мешающими ей ожить»[40]. Дар благодати и благословение Божие на последующую жизнь человек получает не просто в силу совершения обряда Крещения, но только при условии, что он верит, раскаивается в совершённых им грехах и твердо решает начать жить по Евангелию. Ибо благодатное семя, получаемое в таинстве, не есть еще ни спасение, ни «пропуск» в Царство Божие, а только начало спасительной жизни. Преподобный Ефрем Сирин говорит: «Крещение есть только предначатие воскресения из ада»[41].

В таинстве «верующий получает семя возрожденной Христом бессмертной, нетленной, бесстрастной человеческой природы, которое и становится началом его духовного возрастания в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф. 4:13)»[42]. «Святой Исаак Сирин согласно с прочими отцами научает, что Христос насаждается в сердца наши таинством Святого Крещения, как семя в землю. Дар этот сам собою совершен; но мы его или развиваем, или заглушаем, судя по тому, какое проводим жительство. Дальнейшая жизнь человека... состоит в развитии того семени»[43]. Не нужно думать, что порочные мысли, похоть, плохие навыки прекращают свое существование – ветхий человек продолжает жить в душе человека.

Прп. Макарий Египетский замечает: «А если говоришь, что пришествием Христовым грех осужден и по Крещении зло не имеет уже пажити в сердце для помыслов, – то посмотри, сколько крестилось с пришествия Господня и доныне: разве не помышляли они более лукавства?.. Стало быть, и после Крещения разбойник имеет пажить и [может] входить и делать что хочет»[44]. Свт. Тихон Задонский объясняет, что в Крещении человек получает только второе, духовное, рождение: «Ибо в человеке, который христианскую веру и Крещение воспринял... два рождения имеются; от этих двух рождений восстает в нем брань духа и плоти, или, как проще сказать, двоякая склонность, движение, побуждение и поощрение; потому что два эти рождения противоположны и свое свойство каждое из них имеет и к тому человеческое склоняет и побуждает сердце, что каждому свойственно. О чем апостол Павел так говорит: Плоть желает противного духу, а дух – противного плоти: они друг другу противятся (Гал. 5:17). Плотское рождение склоняет христианина к плотскому мудрованию, духовное – к мудрованию духовному... Эта брань в одном и том же христианине есть... Ибо, в христианине, рожденном как два рождения, так два и человека со свойствами своими имеются, ветхий и новый»[45].

Человеку, желающему стать новым, в своем сердце предстоит начать борьбу со своим ветхим человеком: «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11:12). Семя нового человека возрастает по мере внутреннего делания, так как в духовной жизни и в отношениях с Богом ничего не бывает автоматического. Святитель Феофан Затворник объясняет: «Но надо... иметь в мысли, что в... умертвии греху через Крещение ничего не бывает механически, а все совершается с участием нравственно-свободных решимостей самого человека. Господь приступающего к Нему с покаянием и верою приемлет, прощает ему все прежние грехи и, освящая таинствами, снабжает силою препобеждать живущий в нем грех, самого же греха не изгоняет, возлагая на самого человека изгнать его с помощью даруемой ему для того благодати»[46].

Нравственное изменение человека по мере сил происходит постепенно. Прп. Иустин (Попович) говорит: «Благодать, преподаваемая падшему человеку чрез Иисуса Христа, не действует механически, не дает освящения и спасения немедленно, в одно мгновение, но постепенно проникает во все психофизические силы человека, соразмерно его личному подвигу в новой жизни, исцеляя его тем самым от всех греховных недугов и освящая все мысли, чувства, хотения и дела»[47].

Если же после участия в таинствах внутренней работы над собой человек совершать не будет, то пользы от внешнего участия в них не будет: «Ни крещение, ни отпущение грехов, ни ведение, ни приобщение таин, ни священная трапеза, ни сподобление тела, ни приобщение крови, и ничто другое не может принести нам никакой пользы, если мы не станем вести жизнь честную, строгую и чуждую всякого греха»[48].

Как должен развиваться "новый" человек

Благодаря сошествию Святого Духа, отныне Богу-Троице, через нетварные энергии, предоставляется возможность жить в нас и обоживать нас[49]. Соединение же со Христом, как и стяжание благодати – соделываются Духом Святым. По мысли Прп. Максима Исповедника, Святой Дух присутствует во всех и оживотворяет естественные процессы, но как Податель мудрости, Он действует не во всех, а только в тех, которые в своих борениях и трудах стали достойными обожающего вселения[50].

Наша «жизнь во Христе» – это постоянное распятие внутри себя своего ветхого человека (Гал. 5:24) с чередой падений и восхождений, за действие благодати, которая нравственно преобразовывает человека. Действие благодати не статично, а динамично, поэтому личное волевое усилие имеет огромное значение в развитии нового человека[51].

Таинства Церкви становятся вспомоществующим средством в раскрытии и развитии духовной жизни человека[52]. Пост, молитва, бдение и всякие другие дела христианские служат средствами для стяжания Духа Святого[53]. Чтобы благодать Святого Духа пребывала в человеке, с его стороны должна быть постоянная правильная духовная жизнь, которая основана на нравственном изменении воли, ума, сердца и души: «Соединение с Богом предполагает непрестанное трезвение ума, постоянное усилие воли»[54]. Духовная жизнь начинается с обращения – со склонности воли, обращающейся к Богу и отказывающейся от «мира».

Прп. Макарий Египетский замечает: «Воля человеческая есть как бы существенное условие. Если нет воли, Сам Бог ничего не делает, хотя и может по свободе Своей… Благодать – непрестанно сопребывает, укореняется и действует как закваска в человеке юного возраста, и сие сопребывающее в человеке делается чем-то как бы естественным и неотделимым»[55].

Непрестанность или постоянность подразумевает готовность не сходить на путь ветхого образа жизни и не увлекаться порочными мыслями, идеями, делами. Так как живущий внутри ветхий человек при любом ослаблении может начать свое развитие, то по этой причине внутреннее духовное делание необходимо до конца земной жизни[56]. Делание же это состоит из молитвенного богообщения и богомыслия. По мысли прп. Исака Сирина, «молитва – это есть всякая беседа (с Богом), совершаемая втайне (внутренне), всякое попечение доброго ума о Боге, всякое размышление о духовном»[57].

Но важно понимать, что соединение с Богом не может осуществляться помимо молитвы. Этот мистический опыт приобретается только в молитве и молитвой. Вообще, «всякое предстояние человека пред Лицем Божиим есть молитва. Но нужно, чтобы это предстояние стало состоянием сознательным и постоянным»[58]. Свт. Григорий Палама говорит, что «молитва есть связь разумной твари с ее Создателем». А если ум не будет постоянно направлен к молитве, то добродетели, приобретаемые в процессе духовной жизни, не могут быть прочными.[59] Молитва может совершаться в любом положении, главное, чтобы было благоговение. Свт. Феофан Затворник замечает: «Главное – стояние и хождение пред Богом с вопиянием к Нему из сердца, а о словах и положениях тела пусть не заботятся. Бог смотрит на сердце»[60].

Ум, постоянно направленный в сторону Христа, при помощи благодати постепенно преобразуется в ум Христов (1 Кор. 2:16). Постоянная жизнь по образу нового человека сформирует в человеке «те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Флп. 2:5). Так как «страсть — это влюбленность в какой бы то ни было грех, обращенный в приятный навык»[61], то в содействии с благодатью Духа Святого человек постепенно излечивается от порочных вожделений и вредных привычек, вследствие чего он делается способным к истинному богопознанию и ведению[62].

Для христианина «каждый новый день — это новая борьба… Христианин постоянно живет во всех подвигах, во всех добродетелях… Христианин никогда и не останавливается, никогда не медлит на подвижническом пути, всегда считая себя ущербным, несовершенным…[63] Каждая из добродетелей представляет собой длительный и мучительный подвиг. Имеющему долготерпение уготован успех в новой жизни по подобию Христа, так что постепенно облечется он в нового человека».[64] Нежелание искать покоя на этом временном жизненном пути становится естественным устроением для нового человека. Свт. Иоанн Златоуст говорит так: «Ничто так не постыдно и не чуждо христианину, как искать себе отдыха и покоя; ничто так не противно его призванию и воительству, как быть крепко привязанным к этой жизни»[65].

«Христианином человек делается, переживая Христа. Другого пути нет. Познание Христа – всегда от переживания Христа»[66].  Поэтому, если человек не будет ощущать присутствие этой Божественной Личности в своей жизни, то он останется ветхим.

Человек всегда живет какой-то идеей, он как личность постоянно о чем-то мыслит, откуда-то из этого мира находит себе «пищу» для своего ума, а так как «мысли некоторым образом являются пищей ума, то и организм духовно-душевный нуждается в благих мыслях, от которых он также получает жизненность, рост и наслаждение»[67]. Но так как в этом падшем мире все выстроено по идеям и идеологиям ветхого человека, то все подталкивает к тому, чтобы ум находил «пищу» в земном и временном. По этой причине, чтобы новый человек не останавливался в своем развитии, то Дух Святой призывает через совесть человека ориентировать мысль на Христа. Апостол заповедует: «О горнем помышляйте, а не о земном» (Кол. 3, 2). «Вот философия по Христу: помышлять о горнем, о том, что во Христе, вознесшемся и прославившемся. Философия по Христу приобретается только жизнью во Христе: Христом жить, Христом мыслить – это и значит быть христианином… Каждый христианин по самому своему призванию – философ. Философия по Христу приобретается святой жизнью, и люди, проводящие такую жизнь, становятся философами Духа Святого»[68]. Для развития нового человека смиренномудрый образ жизни должен стать основополагающим: «Смиренномудрие (Иак. 3:17) — основа нашей христианской философии»[69].

Философия по Христу дает человеку новый взгляд на всех людей, на мир. По этой причине в христианском обществе «устранено разделение на избранных и неизбранных, ибо Богочеловек соделал Собой нового человека, в котором это деление уничтожается и наступает всё новое»[70]. Дух Святой изглаживает все различия между народами и соединяет их в одно тело, в единый организм. В этом организме человек делается новым независимо от национальности, от статуса, финансового положения и образованности (Кол. 3:11). «Что это значит?» – спрашивает свт. Иоанн Златоуст и сразу же отвечает: «То, что Христос тех и других, близких и дальних, сделал одним телом, так что живущий в Риме считает своими членами индийцев»[71].

Важно понять: для того, чтобы реализовать бесконечный потенциал нового человека, нужно иметь нетленное и бессмертное тело (1 Кор. 15:47-55), которого у человека в рамках этой земной жизни нет и не будет, даже если личность внутренне живет по-новому. Христос не пришел для того, чтобы в этом, тленном состоянии тела устроить рай на земле: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч» (Мф.10:34). Да и ветхий человек никогда этого не даст сделать, поэтому по этой причине Христос и говорил: «Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку – домашние его» (Мф.10:35-36).

Ветхий и новый не могут быть вместе - реализация идей одного предполагает уничтожение другого (Рим. 6:6; Гал. 5:13-25). По этой причине христиане в этой жизни всегда будут иметь скорбь (Ин. 16:33). Но, чтобы этот беспредел закончился, который приобретет огромные масштабы нравственной деградации в человечестве (Мф. 24:12,21-24; Лк. 21:16,17,34; 2Тим. 3:1-5,12,13; Откр.13), то, через открытие границ духовного мира и необыкновенным действием божественных энергий, Бог изменит материальную вселенную для того, чтобы ветхий человек уже не мог влиять на реализацию бесконечного потенциала нового человека, в преображенной для него вселенной (Откр. 21:1,4,27; 22:14,15).)

Таким образом, через рождение свыше, личность своим внутренне-волевым деланием должна распять в себе злую, непокорную волю, тем самым развивать в себе нового человека, чтобы «ходить в обновленной жизни» (Рим. 6:6). Постоянство внутреннего труда выработает хорошую привычку, которая постепенно избавит от плохой. Если христианин будет реализовывать эти советы, то постепенно будут происходить положительные изменения во внутренней жизни личности.  

Служа и заботясь о ближнем, человек создаст благоприятную созидательную творческую среду для общества. С одной стороны это будет удерживать процесс развития ветхого человека, с другой стороны – подготовит личность к переходу в вечность, где нравственность обновленной личности имеет главную ценность.

Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции "Нашего Портала"

Список источников:

[1] Лосский, В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. – СТСЛ, 2012. – С. 482-483.

[2] Иоанн Дамаскин, преподобный. Точное изложение Православной веры. – М.: Сибирская Благозвонница, 2010. – С. 212.

[3] Коржевский, В., иерей. Отблеск сущего. Православное учение о человеке. – Тюмень: Русская Неделя, 2013. – С. 238.

[4] Лосский, В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. – СТСЛ, 2012. – С. 499-500.

[5] Там же.

[6] Лосский, В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. – СТСЛ, 2012. – С. 499-500. – С. 507-508.

[7] Там же.

[8] Там же. – С. 212-213.

[9] Там же. – С. 210.

[10] Коржевский, В., иерей. Отблеск сущего. Православное учение о человеке. – Тюмень: Русская Неделя, 2013. – С. 401.

[11] Там же.

[12] Лосский, В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. – СТСЛ, 2012. – С. 521-522.

[13] Там же.

[14] Иоанн Дамаскин, преподобный. Точное изложение Православной веры. – М.: Сибирская Благозвонница, 2010. – С. 308.

[15] Иустин (Попович), преподобный. Собрание творений преподобного Иустина (Поповича). Догматика Православной Церкви. Т.2. -  М.: Паломник, 2004. – С. 452.

[16] Коржевский, В., иерей. Отблеск сущего. Православное учение о человеке. – Тюмень: Русская Неделя, 2013. – С. 401-402.

[17] Там же. – С. 402.

[18] Иустин (Попович), преподобный. Собрание творений преподобного Иустина (Поповича). Догматика Православной Церкви. Т.2. -  М.: Паломник, 2004. – С. 454-455.

[19] Коржевский, В., иерей. Отблеск сущего. Православное учение о человеке. – Тюмень: Русская Неделя, 2013. – С. 406-407.

[20] Иустин (Попович), преподобный. Собрание творений преподобного Иустина (Поповича). Догматика Православной Церкви. Т.3. -  М.: Паломник, 2004. – С. 37.

[21] Там же. – С. 218.

[22] Там же. – С. 53.

[23] Там же. – С. 38.

[24] Там же. – С. 55.

[25] Там же. – С. 61.

[26] Коржевский, В., иерей. Отблеск сущего. Православное учение о человеке. – Тюмень: Русская Неделя, 2013. – С. 413.

[27] Иустин (Попович), преподобный. Собрание творений преподобного Иустина (Поповича). Догматика Православной Церкви. Т.3. -  М.: Паломник, 2004. – С. 63.

[28] Иустин (Попович), преподобный. Собрание творений преподобного Иустина (Поповича). Догматика Православной Церкви. Т.3. - М.: Паломник, 2004. – С. 39.

[29] Там же. – С. 64.

[30] Там же. – С. 93, 95, 96.

[31] Там же. – С. 310.

[32] Через ритуал личность изъявляет желание жить Богом и служить Ему.

[33] В древнегреческом тексте стоят слова ὕπαγε (ὀπίσω μου), которые можно перевести как: вслед Меня, вслед за Мной, позади Меня, сзади Меня.

[34] Коржевский, В., иерей. Отблеск сущего. Православное учение о человеке. – Тюмень: Русская Неделя, 2013. – С. 493-494.

[35] Несмелов, В. И. Наука о человеке. Т.2. – Казань: Центральная типография, 1906. – С. 29-30.

[36] Лопухин, А. П. Библейская история при свете новейших исследований и открытий. Новый Завет. – СПб.: Изд. Книгопродавца И. Л. Тузова, 1895. – Т. 3. –  С. 434-435.

[37] Аверкий (Таушев), архиепископ. Четвероевангелие. Апостол: Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. –М.; 2005. – С. 322.

[38] Осипов, А.И., профессор. Таинство Крещения. – М.: Изд-во МП РПЦ, 2019. – С. 23.

[39] Там же. – С. 24.

[40] Цит. по: Осипов, А.И., профессор. Таинство Крещения, – М.: Изд-во МП РПЦ, 2019. – С. 17.

[41] Цит. по: Осипов, А.И., профессор. Таинство Крещения, – М.: Изд-во МП РПЦ, 2019. – С. 17.

[42] Там же. – С. 15.

[43] Там же. – С. 11-12.

[44] Цит. по: Осипов, А.И., профессор. Таинство Крещения, – М. Изд-во МП РПЦ, 2019. – С. 18.

[45] Цит. по: Осипов, А.И., профессор. Таинство Крещения. – М.: Изд-во МП РПЦ, 2019. – С. 15.

[46] Там же. – С. 18-19.

[47] Иустин (Попович), преподобный. Собрание творений преподобного Иустина (Поповича). Догматика Православной Церкви. Т.2, М.: Паломник, 2004. – С. 256.

[48] Иоанн Златоуст, святитель. Т. 3. – Свято -Успенская Почаевская Лавра, 2005. – С. 268.

[49] Лосский,  В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. – СТСЛ, 2012. – С. 258-259.

[50] Там же. – С. 267-269.

[51] Там же. – С. 271-273.

[52] Там же. – С. 276-278.

[53] Там же. – С. 298.

[54] Там же. – С. 303.

[55] Лосский,  В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. – СТСЛ, 2012. – С. 299-302.

[56] Там же. – С. 311.

[57] Там же. – С. 312-313.

[58] Там же. – С. 318.

[59] Там же. – С. 314-315.

[60] Там же. – С. 321.

[61] Иустин (Попович), преподобный. Собрание творений преподобного Иустина (Поповича). Догматика Православной Церкви. Т.3. – М.: Паломник, 2004. – С. 454-455.

[62] Там же. – С. 404.

[63] Там же. – С. 437-438.

[64] Там же. – С. 462.

[65] Там же. – С. 445.

[66] Там же. – С. 434.

[67] Коржевский, В., иерей. Отблеск сущего. Православное учение о человеке. –Тюмень. Русская Неделя. 2013. – С. 303.

[68] Иустин (Попович), преподобный. Собрание творений преподобного Иустина (Поповича). Догматика Православной Церкви. Т.2. –  М.: Паломник, 2004. – С. 363-366,450.

[69] Там же. – С. 461-462.

[70] Там же. – С. 387.

[71] Лосский, В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. – СТСЛ, 2012. – С. 244-245.

—***—
Читайте нас в Яндекс.Дзен и Google News. Присоединяйтесь!
Хотите поделиться интересной новостью? Отправьте ее нам в телеграм-бот.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER.